19 июн. 2018 г.

"Я хотела рассказать о мире немецкого Поволжья". Гузель Яхина. О романе Гузель Яхиной "Дети мои"


Время и место действия романа Гузель Яхиной "Дети мои" (Москва: Издательство АСТ, 2018) двадцатые - тридцатые годы 20-го века, Поволжье, а если более конкретно, немецкое поселение. Немецкая колония существовала в России со времён правления Екатерины II. В первые годы после революции 1917-го года в местах немецких поселений каких-то кардинальных перемен не ощущалось. В  романе речь идёт о селении Гнаденталь, в переводе с немецкого, благодатная долина. 

Гузель Яхина представляет читателям ряд персонажей, населяющих деревушку, и описаны они весьма ярко. Сразу же хочется отметить прекрасный литературный язык романа,  он выдержан в лучших традициях реалистической прозы.
В череде персонажей, населяющих Гнаденталь, центральное место занимает шульмейстер Якоб Бах. Якоб Бах сельский учитель, у него учатся все дети деревни, в обучение детей входили русский и немецкий языки, арифметика, хоровая декламация и пение, преподавателем катехизиса был пастор Адам Гендель. Но по настоящему значимым для Якоба Баха являлось не преподавание, а обязанность три раза в день звонить в колокол, извещая о времени суток: утро, день, вечер. Жил Бах более чем скромно, незаметно, питался кое-как, одевался в старый, лоснящийся мундир.
Так однообразно  протекали его дни, пока однажды с противоположного берега Волги не приплыл на лодке гонец от некого Удо Гримма. Гонец, работник в вотчине Гримма, привёз письмо, в котором автор письма просил Баха приехать в гости для разговора. Всё в душе шульмейстера сопротивлялось поездке, но он решился. На противоположном берегу ему ещё не довелось бывать, как и прочим жителям Гнаденталя.
Это была необычная поездка, лодочник - киргиз, работник у Гримма, не проронил ни слова, а к жилищу Гримма пришлось карабкаться по отвесному склону. Хозяйский дом выглядел внушительно, во дворе много подсобных помещений. Баха хозяин встретил за обеденным столом, уставленном блюдами, процесс поглощения Гриммом пищи напоминает сцену из книги Рабле "Гаргантюа и Пантагрюэль". Бах за стол не был приглашён, а просьба хозяина состояла в том, чтобы шульмейстер Якоб за установленную плату занимался с дочерью Гримма литературой и высоким немецким. Гримм собирался уехать вместе с дочерью Кларой в Германию и там удачно выдать её замуж, а для этого она должна получить определённые знания.
Бах добрался до дома в полном смятении чувств и мыслей и с твёрдым убеждением, что за учёбу девушки не возьмётся. Тем не менее, в назначенный день и час он был на пристани. Нюанс и серьёзный в обучении Клары состоял в том, что уроки надлежало проводить через ширму. Отец девушки поставил жёсткое условие: учитель и ученица не могли видеть друг друга. Возмущению Баха не было предела, он не представлял, как можно заниматься через перегородку, пытался бежать, но заплутал в лесу и вернулся. Начались занятия, задания учитель проталкивал через занавес ширмы, также получал ответы, они вместе декламировали стихи, иногда вели беседы. В результате, через несколько месяцев занятий Бах ловил себя на том, что ждёт этих встреч, вспоминает голос Клары. В один из дней Клара передала опять же через ширму записку, в которой говорилось о том, что через несколько дней она с отцом уезжает в Германию.
Всё закончилось тем, что Клара сбежала от отца и появилась в доме Баха. Вначале они жили в Гнадентале, но дело осложнялось тем, что Клара не могла выйти на улицу, тут же начинались пересуды, а родители перестали отпускать детей в школу к безнравственному учителю. Молодые хотели обвенчаться, но пастор Гендель отказался провести обряд венчания. Пришлось покинуть Гнаденталь и вернуться на хутор, который Клара и Якоб заново обживали, работая не покладая рук. Как пишет Гузель Яхина: "Бах был теперь и лесоруб, и рыбак, и трубочист, и садовник", то чем он овладел невозможно перечислить.
Клара очень хотела ребёнка, но прошло уже несколько лет их совместной жизни, а её ожидания были напрасны. Однажды случилось страшное, в их дом ворвались трое бандитов, в ту пору много преступников промышляли в поисках еды и ценных вещей. Дом Клары и Якоба находился в глухом месте и туда раньше никто не забредал. Бандиты не только разорили дом, но и надругались над Кларой, Якоб как зверь бросался на трёх нелюдей, но его самого чуть не убили. Эту страшную  ночь супруги никогда не вспоминали, но действительность не позволила забыть или хотя бы попытаться забыть о случившемся. Через некоторое время стало ясно, что Клара беременна, но страшнее для Якоба было то, что  она не была удручена этим, а наоборот - расцвела. Прошли месяцы, наступили роды, родилась девочка, а Клара после родов не прожила и суток. Эта сцена настолько сильно написана Яхиной, что проникаешься всей безнадёжностью ситуации и отчаянием Якоба. Для него этот ребёнок был чуждым, он решил избавиться от девочки, завернув её в одеяло, перешёл  с ней по льду  на противоположный берег,  в Гнаденталь.  Якоба поразил вид деревни, Гнаденталь находился в запустении, многие дома вообще были разрушены, в окнах других разбиты стёкла, жители, кто мог, покинули хутор. Ребёнка Бах хотел оставить у кирхи, но на её дверях висел замок, жилым выглядел только пасторат, на его крыльцо Якоб и положил ребёнка. Уже хотел уходить, но в последний раз всё же ещё раз посмотрел на девочку, его поразило сходство малютки  с Кларой. Бах до того был ошеломлён, что не заметил, как подхватил ребёнка и поспешил домой.
Теперь перед Бахом встала другая проблема: чем кормить девочку. На следующую ночь он уже был в Гнадентале в поисках дойной коровы, раньше они были в каждом дворе. Но многие дворы опустели, лишь в одном мужчина обнаружил несколько коз, одну из них удалось подоить. Такие походы  несколько раз  заканчивались удачно, но в один из вечеров Баха схватили. Он был оглушён ударом по голове и доставлен в дом. Когда Якоб очнулся, то первое, что он увидел было прекрасное женское лицо. Очень скоро оказалось, что лицо принадлежит мужчине, его прекрасное лицо сочеталось с безобразным телом. Этот человек, в романе он представлен лишь по фамилии - Гофман, теперь был главным в Гнадентале, его направило руководство Центра устанавливать в поселении советскую власть.
Неизвестно, какая участь могла ожидать Баха, но случился неожиданный поворот в истории его задержания. Гофман вёл разговор с бывшим односельчанином Баха - Бёллем, уличал его в безграмотности, и вдруг потребовал от того написать серию поговорок, пословиц, прибауток, которые встречаются в обиходе людей, населяющих немецкую колонию.  Это, по мнению Гофмана, многое могло для него прояснить в понимании человеческой природы и уклада жизни хуторян. Бёлль в растерянности молчал, а Якоб выпутался из верёвок, бросился к столу и из него, как из рога изобилия, полились на бумагу многочисленные пословицы, загадки, поговорки. Гофман был в восторге, отпустил пленного, выдал ему молоко и дал задание: через несколько дней принести ещё серию поговорок взамен на молоко. Так начались походы Баха в Гнаденталь, он нёс очередную порцию фольклора, а взамен получал молоко для девочки, которую назвал Анной, но позже звал её только ласково - Анче.
Когда закончились поговорки, а молоко требовалось, Бах взялся за описание быта гнадентальцев, их сезонных работ, кулинарных пристрастий, о  их методах воспитания  детей и  о многом другом, что всплывало в памяти. Все, что выходило из-под пера героя романа, Яхина воспроизводит в тексте книги и, надо сказать, это интереснейшее чтение.
Но и эти воспоминания исчерпались, и тогда идею подал Гоффман, который был в восторге от всего, что писал Бах, а писал он искусно. Гофман предложил писать сказки с оптимистичной концовкой, что  должно было воодушевлять жителей Гнаденталя на трудовые свершения. Все сказки, написанные Бахом, приводит Яхина и всё это: пословицы, поговорки, сказки, бытовые зарисовки образуют самостоятельный, невероятно интересный раздел книги.
Сказки Гоффман публиковал в местной газете и вывешивал на доске, расположенной в центре деревни, чтобы читали все жители. Сказки с огромным интересом сельчане прочитывали, они действовали на них, как и задумывал Гофман, воодушевляюще. В тот год, когда Бах писал сказки, а его земляки их читали, в Гвадентале родился богатый урожай, как на колхозной земле, так и в частных хозяйствах. Коровы щедро давали молоко, а жители вновь обрели свой прежний спокойный и довольный вид. Этот год  Якоб Бах назвал Годом Небывалого Урожая. Здесь надо сказать, что каждый год получал у Баха своё наименование, а в конце книги читатель находит список - какому году соответствует то или иное наименование. Упомянутый год относится к 1926 -му.
Бах писал очередную сказку и вскоре с удивлением обнаруживал, что сказка переходит  в реальность. Все положительные изменения в жизни сельчан Якоб относил на счёт своих сказок. Но уже следующий год, 1927-й стал для Якоба Годом Плохих Предчувствий. 1928-й  Якоб назвал Годом Спрятанного Хлеба, а 1929-й Годом Бегства. Как пишет Яхина, враз земля перестала плодоносить, коровы рожали мёртвых телят, у них не было молока. Началось изъятие из крестьянских хозяйств зерна, началась кампания по выявлению кулацких хозяйств, к уголовной ответственности  с конфискацией имущества были привлечены пятеро гнадентальцев. Вслед за этим последовал исход селян, те, кому удавалось, уезжали в Германию, люди заколачивали дома и убегали. Те, кто остался, чинили расправу над активистами, а затем страшно расправились с парторгом Гоффманом.
Бах уже давно не писал сказки, да и Анче уже обходилась без молока, но он продолжал приходить в Гнаденталь, видел как прекрасные изменения в немецкой колонии на глазах рушились. Когда же он стал невольным свидетелем расправы над Гоффманом, решил, что никогда больше не появится в Гнадентале. Бах был рад, что так и не привёз Анче в деревню и вообще решил отгородить девочку от внешнего мира. Он давно считал Анче своей дочерью, привязался к ней  всей душой, она была тем единственным, что его держало в жизни. Самая большая сложность состояла в том, что девочка не говорила. Она не была глухонемой, но ей не от кого было научиться, дело в том, что давно не говорил Якоб, он так долго молчал, что утратил навык речи. Из его рта вырывалось только мычание, с Анче они и без слов понимали друг друга.
Однажды жизнь Якоба и Анче кардинально изменилась, изменилась она с появлением в доме Васьки. Имя Василий мальчишка беспризорник, киргиз по национальности, выбрал  сам. Он проник в дом Баха в его и Анче отсутствие, забрал много продуктовых запасов и изрядно нарушил порядок в доме. Бах, конечно, его выследил и скорее всего мог выпроводит самозванного Ваську на все четыре стороны, но на улице шёл сильнейший дождь и мальчишка задержался у хозяев на 7 дней. После дождей пошёл снег, началась зима, и Васька поселился основательно. Так у Якоба Баха появился сын, глава книги, посвящённая взаимоотношениям Баха, Анче и Васьки так и называется "Сын". Процесс привыкания Якоба Баха и Васьки друг к другу проходил очень сложно, но Бах обладал упорством и выдержкой, наконец, мальчишка начал помогать по дому, заготовлять дрова, работать  в саду. В общении с Анче не было проблем, она сразу привязалась к Ваське. Он был первым и единственным человеком, кроме отца, с которым девочка могла общаться. Он же научил Анче говорить, правда, это был в основном жаргон улицы, нормальной речью девочке ещё предстояло овладеть. Бах радовался, что у дочки появился друг, с которым она может разговаривать, дурачиться, играть в детские игры. В то же время Якоб ревновал дочку, он видел, что Анче отдаляется от него, что всё её внимание и интерес направлены на Ваську. Во взаимоотношениях Баха и Васьки  было много проблем, летом мальчишка убежал из дома, манила бродяжья жизнь. Но осенью вернулся и остался совсем.
В один из дней к их берегу причалил комсомольский активист, Якоб как раз находился на берегу, чинил лодку. Активиста интересовало, есть ли у Баха дети, но Бах усиленно жестами показывал парню, что ему надо убираться восвояси. Неизвестно, чем бы закончился разговор,  но на берег выскочили Анче и Васька и между ними и активистом состоялся разговор. По окончании этого разговора дети радостно сообщили отцу, что вместе с комсомольским вожаком едут в Покровск, в детский дом, не было никаких сборов, Анче и Васька  тут же уплыли с нежданным гостем.
Так Якоб Бах остался один, он перестал считать дни, его не интересовало, какое наступило время года, он жил от поездки до поездки к своим детям в детский дом. С собой вёз всё, что дарил сад, особенно много привозил яблок. С радостью и грустью отмечал, что детям хорошо в этом государственном учреждении, они учатся, занимаются в различных кружках, находятся в коллективе сверстников. Всего этого Якоб Бах им дать не мог. Анче и Вася очень радовались при очередной встрече с отцом, но их общение длилось недолго, их почти всегда отзывали по каким-то важным делам.
В последней главе романа, которая озаглавлена "Дети", Бах занимается ремонтом дома, приводит в порядок сад. Это основательный ремонт, и поначалу кажется, что Бах это делает, чтобы скрасить одиночество, отвлечься от грустных мыслей. Постепенно выясняется, что своё жилище Якоб хочет преобразовать в детский дом.
Все дела земные, в том числе полный, основательный ремонт дома были окончены и автор книги описывает уход Якоба Баха из жизни. Это очень печальное и в то же время возвышенное повествование. Вся  жизнь, все переживания и немногочисленные радости пронеслись перед героем. Очень драматична сцена ухода Якоба Баха из жизни, он ушёл в Волгу, с которой была связана большая часть его жизни.
В романе есть ещё одна сюжетная линия, которая проходит параллельно основной и она имеет своего главного героя. Это эпизоды из жизни вождя всех народов - Сталина. Один из эпизодов связан с подписанием Сталиным постановления о  реорганизации Немецкой коммуны в республику. Всё существо Сталина противилось этому, но так завещал Ленин. В то время вождь ещё не мог противостоять ленинскому завету. В следующих эпизодах Сталин уже полновластный хозяин в стране, всё, что в ней происходит - выражение его воли, его указаний. Политика вождя в один год, да что там, в один день меняла жизни людей. Вот и  немецкая колония Гнаденталь испытала все последствия политики вождя. Испытал и пережил всё и маленький человек Якоб Бах.
По окончании романа в эпилоге мы узнаём, что человек по имени Якоб Иванович Бах существовал в действительности. Только в отличии от литературного героя он ещё острее ощутил "прелести" правления вождя. В 1938 году был арестован, его отбывание срока проходило в Карлаге, работал в одной из шахт Казахской ССР. В 1946 году погиб при обвале в шахте.
Гнаденталь тоже существовал, всё его население, в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР о переселении немцев Поволжья, в сентябре 1941 года было выслано в Казахскую ССР. Из Поволжья в сентябре 1941 года было депортировано 438 человек советских немцев.
Анна Якобовна Бах и Василий Васильевич Волгин тоже существовали и о их судьбе тоже рассказывается в эпилоге. Так что получается книга создана на документальном материале, что ещё больше повышает её ценность.
В завершении обзора хочется ещё раз отметить прекрасный язык, которым написана книга Гузель Яхиной, отдельную ценность представляет  почти поэтическое описание волжской природы.
Второй литературный дебют Яхиной -книги "Дети мои" после романа "Зулейха открывает глаза", на мой взгляд, оказался более, чем удачным.
Е. Е. Войинская  

Комментариев нет:

Отправить комментарий