7 сент. 2017 г.

Новая историческая литература и... новые детективы

Сергей Мироненко. Александр I и декабристы: Россия в первой четверти XIX века. Выбор пути. М.: Кучково поле, 2017
Главный вопрос, на который пытается найти ответ автор — историк и архивист, научный руководитель Государственного архива РФ, — можно сформулировать следующим образом: почему в начале XIX века Россия, как это уже бывало в прошлом и не раз случится в будущем, пошла своим, особенным путем? Этот вопрос распадается на два: 

почему в это время Россия не стала конституционной монархией и почему не было отменено крепостное право? Ведь именно по распоряжению Александра I подготовили проекты конституции и проекты решения крестьянского вопроса. Объединенные в тайные общества молодые офицеры хотели того же, что и Александр I, и, «только окончательно поняв, что правительство отступило от проведения реформ, они (т.е. декабристы) решились на вооруженное восстание».
Сергей Мироненко, опираясь на архивные источники, многие фрагменты из которых публикуются впервые, в основном корпусе книги подробно описывает воспитание Александра I и первую половину его царствования, возникновение первого тайного общества - Союз спасения, а также вторую половину царствования и попытки императора приступить к реформам. Особый интерес представляют заключительные главы книги — четвертая и пятая. В четвертой, «Не мне их наказывать…», автор сначала описывает судьбу доносчика Грибовского, представившего командиру Гвардейского корпуса Васильчикову список членов тайного общества. Вот реакция Александра I на этот список: «Никто лучше вас, любезный Васильчиков, не знает, какое было начало моего царствования, где я моими действиями и моими узаконениями дал повод этому волнению недовольных. Это моя вина, и не мне их за это наказывать. Возьмите назад этот список, я не хочу его видеть».
В пятой главе как раз анализируются те причины, из-за которых в России в царствование Александра не было отменено крепостное право и почему Россия не стала конституционной монархией.
Автор подчеркивает, что без восстания декабристов у России была бы другая история. Автор книги предполагает, что и восстание на Сенатской площади и «последовавшее за ним восстание Черниговского полка были вовсе не так неизбежны, как это принято считать». Здесь же приводятся собственные слова Александра I, сказанные им в самом начале царствования (в письме к ближайшему другу, графу В. П. Кочубею, написанном под впечатлением от действий фаворита Екатерины II Зубова): «В наших делах господствует неимоверный беспорядок: грабят со всех сторон; все части управляются дурно; порядок, кажется, изгнан отовсюду, а империя стремится лишь к расширению своих пределов. При таком ходе вещей возможно ли одному человеку управлять государством, а тем более исправлять укоренившиеся в нем злоупотребления? Это выше сил не только человека, одаренного, подобно мне, обыкновенными способностями, но даже и гения». Как представляется, главным достоинством книги Сергея Мироненко является глубокий анализ личности и побудительных мотивов Александра I, его благородных порывов, его противоречивой и колеблющейся натуры. Автор убежден, что восстание декабристов, «не откройся для него совершенно особая возможность в декабре 1825 г., так и осталось бы навсегда лишь проектом, мечтой. Именно в этом коренное отличие восстания декабристов от современных ему революционных событий в других странах».

Наталья Петрова. Повседневная жизнь русской школы от монастырского учения до ЕГЭ. Москва: Ломоносов, 2017
Автор, историк и педагог, формулирует свою проблематику следующим образом: «задача этой книги — не подменить собой учебник истории педагогики или методики, а защитить профессию». Наталья Петрова горько сетует на то, что «в наши дни отношение к учителю изменилось не в лучшую сторону: образование пытаются перевести в сферу обслуживания».
Автор начинает книгу с попытки реконструировать систему обучения в средневековой Руси. Любопытно приводимое  ей свидетельство о том, что грамотность в те далекие времена причислялась к техническим промыслам и рукоделиям, и тех, кто обучал ей, называли не учителями — это было несоизмеримо более высокое звание, — а мастерами и мастерицами. Собственно, и сама грамотность, и изучение под руководством мастера трех книг — «Азбуки», «Часослова» и «Псалтири» — были делом прикладным: обучившийся получал надежную профессию, всегда мог заработать на «горшок каши и деньгу». Несомненно более высокое положение занимали «духовные школы», где учили уже не только грамоте, но и письму, пению, языкам — латыни и греческому. Такие школы были редки и держались исключительно на авторитете одного человека — например, св. Димитрия Ростовского. Далее автор описывает основные этапы становления светского образования от начала XVIII века. Полностью подтверждается существующий стереотип учителя как человека консервативного, и даже косного, для которого главное — стабильность и размеренное поступательное движение, желательно строго по утвержденной программе.
В дальнейшем Наталья Петрова рассказывает о специфике лицеев. К сожалению, о современных лицеях автор не пишет практически ничего. Разве отмечает, что в лицей поступают после экзаменов, обучают там и преподаватели высшей школы,  в основном Петрова повествует о Царскосельском лицее. Кроме того, читателю предлагают историю русской гимназии, от московской гимназии пастора Глюка, открывшейся в Москве в 1703 году и недолго просуществовавшей, и петербургской гимназии, открывшейся в 1726 году, до гимназий наших дней. Немало места в книге уделено женскому образованию и народным школам.
 Книга читается с неослабевающим интересом.

                                              Детективы

Пола Хокинс. В тихом омуте. Москва: АСТ, 2017. Перевод с английского В. Антонова
Пола Хокинс автор нашумевшего детектива«Девушка в поезде», о котором мы говорили в наших обзорах.
Сюжет «Тихого омута» и простой, и сложный. Одна женщина писала книгу о странных смертях, связанных с местным водоемом. Потом эта женщина умерла — прямо в этом же водоеме. В городок приезжает ее сестра, которая ненавидит в этом городе  все, и покойную сестру тоже. Ну и, как положено, выясняется, что ей придется вспомнить прошлое, погрузится в массу чужих секретов и заодно как-то наладить отношения с племянницей, которая находится в подростковом возраста.
Хокинс  в детективе "Тихий омут"  подробно рассказывает  о том, что в разные годы творилось в маленьком городке, и она перекидывает повествовательную нить от одного человека к другому. От местной бабки-гадалки к недавно приехавшей в город женщине-полицейскому. От учителя к перепуганному маленькому мальчику. До середины текста роман явно создавался как большой и продуманный детектив. Об этом говорит и большое количество участников действия, и старательно выписанная атмосфера городка,  и отрывки из книги о странных утоплениях, которую писала умершая женщина.
Где-то с середины романа все, что Хокинс очевидно хорошо продумала и простроила, начинает слипаться в сюжетный ком. Действие настолько ускоряется, что становится рваным и схематичным, не действие, а план-конспект. То, что читатель должен был угадывать из полунамеков и тщательно разбросанных в первой половине книги подсказок, в конце книги автор этому читателю молниеносно предоставляет. Развязка наступает внезапно.
В этом романе так же, как и в "Девушке из поезда" виден огромный потенциал Хокинс как хорошего детективного писателя.

Рут Уэйр. Девушка из каюты № 10. Москва: АСТ, 2017 Перевод с английского М. Стрепетовой
В завязке романа героиня, журналистка по профессии, едет в пресс-тур. Роскошная яхта с джакузи и спа-салоном, владелец-миллиардер, молекулярная кухня и норвежские фьорды. Журналистке нужно взять несколько интервью и комментариев для статьи в издание, где работает, но внезапно она находит себе занятие получше. Напившись в первый же вечер до кондиции, она слышит какой-то странный звук из соседней каюты и сразу же — после литра алкоголя, замешанного на антидепрессантах — понимает, что это человека за борт скинули. Понимает и начинает активно расследовать убийство, забыв и про интервью, и про комментарии. Окружающие, конечно, не спешат ей верить.
Однако, если оставить за скобками вопиющую неправдоподобность этого зачина, в результате мы имеем дело с неплохим триллером. В какой-то момент героиня своими  откровениями все-таки потревожила настоящего убийцу, и вот, ей приходится бороться уже за свою жизнь. С этого момента рассказ становится очень бойким.
Джейн Харпер. Засуха. Москва: АСТ, 2017. Перевод Е. Ильиной
Детектив. «Засуха» легко и быстро читается,  детективная загадка придумана и исполнена довольно элегантно..
Сюжет «Засухи» вполне классический. Аарон Фальк, полицейский и специалист по экономическим преступлениям, приезжает в родной городок, на похороны друга детства. Друг, судя по всему, застрелил жену и семилетнего сына, а затем застрелился сам. Родители друга, конечно, в это не верят и просят Фалька им помочь, хотя бы, например, покопаться в бухгалтерии (друг был фермером) и посмотреть, нет ли у этой трагедии какого-то иного, не самого очевидного решения. Фальк соглашается, ну и отсюда, сразу в несколько сторон, начинает разворачиваться вполне подвижная детективная история, в которой тайны из прошлого, как водится, мешают жить людям в настоящем.
Джейн Харпер очень хорошо вписывает загадку в атмосферу маленького, умирающего от засухи фермерского городка, где все жители любят друг друга сквозь зубы и в котором любая житейская мелочь раздувается до масштабов ядерного гриба. Удался Харпер и сыщик. Ее Фальк — унылый честняга, не супермен, а обычный полицейский чиновник с кучей тараканов, но добрым сердцем, который делает что должно и тихонечко надеется, что когда-нибудь и ему перепадет в жизни маленькое счастье. И сам образ Фалька — это довольно интересная история для жанра в целом.
Людмила Петрушевская. Странствия по поводу смерти. Москва: Эксмо, 2017.
В этой книге собраны истории, так или иначе связанные с нарушениями закона, хотя иногда человек просто может ошибиться или посчитать закон несправедливым. Но заглавная повесть сборника — «Странствия по поводу смерти» — это детектив, причем с элементами триллера, редкий для автора жанр. Еще один триллер — "Конфеты с ликером" — история жены серийного убийцы, история молодой женщины, пытающейся спасти своих детей. В книге есть и трогательные сюжеты о любви, но в каждом из них так или иначе заложена опасность и история ее преодоления. В сущности, эта книга повествует о победах над судьбой.


Е.Е.Войтинская

Комментариев нет:

Отправить комментарий