25 июл. 2017 г.

Обзор новинок

Продолжаем знакомить вас с новыми книгами, поступившими на абонемент городской библиотеки.             
Золотухин С.С. Секрет Любимова. Москва, Эксмо, 2016
Один из героев и бесспорных символов легендарной «Таганки» Валерий Золотухин, «таганский домовой», вел дневники всю жизнь. Особое место в записях актера занял режиссер Юрий Любимов, который прославил театральное дело России, сделал Театр на Таганке «любимым приютом интеллигенции и думающей молодежи».

Драматическая история Таганки в книге «Секрет Любимова» стала фоном, на котором разворачивается главной действо попытка разгадать тайну гения. Ревнивого к успехам своих актеров, беспощадного «зверя подмостков», тирана и деспота, вдохновенного манипулятора с уходом которого труппа почувствовала себя осиротевшей, а возвращения так и не приняла…
Одна из самых неоднозначных личностей в российской культуре, гениальный режиссер и педагог, Юрий Петрович Любимов пережил за свою долгую жизнь и славу, и хулу, и лишение гражданства, и признание заслуг, и скандалы… Но прежде всего соотечественники знают его как основателя знаменитого Театра на Таганке, человека, давшего путевку в жизнь многим талантам, ломающего стереотипы режиссера.
В 1963 году режиссер поставил на сцене Щукинского училища спектакль «Добрый человек из Сезуана». Все актеры были студентами театральной студии этого вуза. Постановка была неординарной и только благодаря ходатайству влиятельных особ ее не закрыли. В 1964 году Юрий Петрович возглавил Театр драмы и комедии, переросший в знаменитый Театр на Таганке, и вывел его в разряд ведущих.
Смелые названия театральных работ не могли не привлечь внимание властей. Его спектакль «Мастер и Маргарита» еще больше обнажил проблему положения художника и политизированной толпы, а Гамлетовское «разлажен жизни ход» и «прогнило все в датском королевстве» проводило прямые аналогии с современным Любимову общественным строем. После смерти В. Высоцкого ставятся спектакли о безысходности судьбы и несостоятельности государства. Все это пахло скандалом, который не замедлил разразиться как гром посреди ясного неба. В 1984 году Юрия Любимова лишили гражданства СССР заочно. Режиссер в это время находился в Лондоне. Указом, подписанным Черненко, его отстранили от руководящей должности в театре, афиши с его именем были уничтожены и упоминание о нем было под запретом.
Жемчужины мысли от Юрия Любимова:
Женщины настолько безумны, могут ходить на шпильках даже там, где шпильки проваливаются.
Школа жизни – очень сильная школа, не хуже театральной. Бывалые люди, которые прошли все, надежные.
Кто не понимал в 60-70-х, что вокруг происходит, и сейчас ничего не понимает. Но в обстановке надо ориентироваться даже просто ради выполнения того, что ты задумал.
Чтобы быть адекватным, надо перечитывать «Портрет» Гоголя. Там все сказано. Если ты продаешься, то, во-первых, надо сознавать это. Ну, заработать тебе надо.
90 лет – это возраст, когда ты уже всем очень доволен. Ничего не болит – уже хорошо. Хорошо пообедал – приятно. В хорошую компанию попал – отлично.
Жена гения – наверное, очень русское явление. Кубинец, скажем, пошел ведро выносить и сразу – компания и начинают чечетку и степ бить. Россия – страна холодная, огромная, и это влияет на людей подсознательно. В России жена создает пространство, где человек может быть спокойным.
Мы промокашки. Русских чем ни промокнешь – всё воспринимают. И все ликуют и танцуют, и все патриоты.
Я для молодежи как пещерный житель: родился в 1917 году. Для меня «современное» – это то, что было и тридцать, и сорок лет назад.
Я человек сомневающийся. В каких-то вещах. А в каких-то – уже поздно. Не сомневаюсь я в стадности, в том, насколько она сильна.
Если актер сам себе что-то режиссирует на сцене, он теряет непосредственность, наив пребывания в обстоятельствах. Мне надоело быть актером в сорок пять – я вдруг стал видеть результат.
Рубина Д.И. Кружение эха. Москва, Эксмо. 2017.  Серия: Малая проза Дины Рубиной.
В одном из своих выступлений Дина Рубина призналась, что поначалу отъезд в Израиль воспринимался не как репатриация, а как эмиграция – это когда обухом по голове, секирой по шее, харакири… От отчаяния спасала молодость и понимание, что дальше ничего нет – ни впереди, ни за спиной, ни по бокам – и нужно выстоять, нужно быть сильной. Но постепенно жизнь выстраивается. Израиль становится домом, домом детей, семьи.
Произведения Дины Рубиной издаются и переиздаются многотысячными тиражами и переведены на многие языки мира. Сочинять, по собственному ироничному замечанию, она начала чуть ли не с ясельного возраста, но вот факты, против которых не поспоришь: первые публикации – в 16 лет, в 24 года – член Союза писателей СССР, самый молодой в те годы.
Произошедшие с ней за всё это время личные события и драмы служат вдохновением творчеству, рождая яркие и замысловатые сюжеты. Плюс успеху способствует колоссальная работоспособность – по 12-14 часов в сутки! Почти каждый год из-под пера Дины Рубиной выходят очередные новые рассказы, повести, эссе, почти сразу становящиеся бестселлером.
В книге «Кружение эха» собраны лучшие, относящиеся к жанру малой прозы, написанные автором в начале 2000-х годов.  В «Кружении…» читатель найдет всё, что так привлекает его в Рубиной – литераторе и художнике. Рубина способна мгновенно увлекать читателя, включать его в описываемые события, когда, лишь дойдя до самой последней строчки, он - не без сожаления - закрывает книгу. 
Дина Рубина была и остается русским писателем. Писать она училась у классиков отечественной литературы, прежде всего, у Чехова, переняв его способность с юмором и иронией реагировать на самые сложные вещи. Среди ее более поздних увлечений – Бунин, потрясающий стилист, которому она обязана своей манерой буквально двумя-тремя фразами выразить необычайную глубину чувств героев. Кстати, о героях. Дине Рубиной, человеку сильных страстей, интересны именно такие характеры – рисковые, пронзительные, азартные… О таковых она и пишет, придумывая им различные трагичные лав-стори. И что тут поделаешь: руководствуясь опять же Чеховым, его известным высказыванием «герой либо женись, либо застрелись». 

Барийе Э. Ахматова и Модильяни. – Москва: Издательство «Э», 2016. - (Великие имена. Проза известных людей и о них).
…все, что происходило, было
для нас обоих предысторией нашей жизни:
его – очень короткой, моей – очень длинной.
Дыхание искусства еще не обуглило,
не преобразило эти два существования,
это должен был быть светлый,
легкий, предрассветный час.
Анна Ахматова

К пятидесятилетию со дня смерти Анны Ахматовой в издательстве «Эксмо» вышла лёгкая, весьма восторженная книга француженки русского происхождения с биографическими зарисовками, не лишёнными доли фантазии, истории встречи Ахматовой и итальянского художника Амедео Модильяни. Читателя заинтересует краткий экскурс в петербургский мир поэтов, парижский мир художников и писателей, а также русский мир Парижа: Дягилев, Стравинский, Фокин. Была любовь, пролетевшая мимо героев, как комета Галлея мимо Земли в год их знакомства, влюблённость художника в музу, в которой он находит линии, нужные для создания произведения. Для Анны – влюблённость, оставшаяся на всю жизнь прекрасным ностальгическим воспоминанием о юности, о Париже и восхищённом мужчине.
Эта история началась в далеком 1910 году в Париже, где бурлила жизнь, где в кафе на Монмартре собирались и горячо спорили об искусстве те, кто потом составит славу мировой литературы и живописи.
Именно здесь впервые встретились юная Анна Ахматова и Амедео Модильяни. Именно здесь начался их роман. Роман необычных людей – она красавица с гордым профилем, которая не сомневается, что станет известным поэтом. Он – молодой, порывистый, чья жизнь уже отдана искусству.
Элизабет Барийе рассказывает красивую историю любви двух талантливых людей. Возможно, не все детали, ею описанные, достоверны. Но как же хочется верить, что все это было на самом деле!
Буровский А.М.  Великий Андропов. «Железный генсек». – Москва: Эксмо: Яуза, 2014. – (Гении власти).
Этого гения власти знает весь мир. Но известно о нем до обидного мало. Не раскрыта даже тайна происхождения Ю. В. Андропова, а споры о его "еврейских корнях" продолжаются до сих пор.
Нет в истории СССР более противоречивой фигуры. С одной стороны, любитель песен Высоцкого, сам писавший талантливые стихи, книгочей, либерал и вольнодумец, свободно владевший английским языком и смертельно пугавший коллег из ЦК антисоветскими анекдотами. С другой – "кровавый гэбист", вполне по-сталински подавивший Венгерский мятеж 1956 года и диссидентское движение в СССР. С одной стороны, недолгое правление Андропова запомнилось "закручиванием гаек" и рейдами милиции в поисках прогульщиков и "тунеядцев". С другой  именно Юрий Владимирович привел в ЦК Горбачева, благословив будущего "могильщика КПСС".
Как сложилась бы судьба Советского Союза, проживи Андропов хотя бы на несколько лет дольше? Смог бы он спасти Сверхдержаву, проведя радикальные реформы не по-горбачевски, а по китайскому образцу? Есть ли основания полагать, что именно "железный генсек" мог предотвратить "Великую геополитическую катастрофу" и подарить нам великое будущее? Эта книга дает ответ на самые сложные и спорные вопросы о последнем советском гении власти, чье столетие мы отмечаем в этом году.
После смерти Андропова на его рабочем столе нашли среди бумаг стихотворение:              
Да, все мы смертны, хоть не по нутру
Мне эта истина, страшней которой нету.
Но в час положенный и я, как все, умру,
И память обо мне сотрет святая Лета.

Мы бренны в этом мире под луной:
Жизнь - только миг (и точка с запятой);
Жизнь - только миг; небытие - навеки.
КрутИтся во вселенной шар земной,
Живут и исчезают человеки.

Но сущее, рожденное во мгле,
Неистребимо на пути к рассвету.
Иные поколенья на Земле
Несут все дальше жизни эстафету.

Кустурица Э. О самом себе. Где мое место в этой истории?  Москва: РИПОЛ классик, 2016. - Серия: Гении мирового кино).
Автобиография Эмира Кустурицы книга о том, что до сих пор всегда оставалось за кадром. Эми́р Кусту́рица (в крещении Неманя, серб. Емир Кустурица, род. 24 ноября 1954, Сараево, ФНРЮ) югославский и сербский кинорежиссёр, отмеченный наградами крупнейших кинофестивалей Европы, включая две «Золотые пальмовые ветви» Каннского кинофестиваля. Кавалер ордена Почётного легиона, иностранный член Академии наук и искусств Республики Сербской. Кроме работы в кино,
Практически вся книга ''Автобиография. Где мое место в этой истории?'' – это своеобразное возвращение в Сараево. В детство. В юность. К первой любви. К семье. К школе. К друзьям. Но, прежде всего, в Сараево. Туда, где был дом, была жизнь, было прошлое.
Эта книга воспоминаний очень похожа на его фильмы – небольшие зарисовки из жизни Эмира и его семьи, его друзей, его Майи, его детей. Порой смешные, порой пронзительные, порой абсурдные, порой забавные, как история с чесоткой или с первым фильмом, или история его любви к Майе, порой забавная, очень похожая на то, как мы вели себя в юности. Только не ищите здесь пошлости и каких-то личных откровений. Этого не будет. Будет Кустурица. Будет Сараево. Будет много об Андриче. О родителях. О родственниках.
Не закрывая глаза на все недостатки Югославии, несмотря ни на что, будет сожаление о потерянной стране, о разделении, о невозможности вновь испить консенсуальный кофе на улочках Сараево, негодование за надругательство над памятниками Андричу. Вот это все будет.
Возникает ощущение беседы с Кустурицей, словно он сидя напротив просто рассказал о своих мыслях, ощущениях о жизни, о кино, о прошлом, о любви, о Сараево, о дружбе.
 Обзор подготовили библиотекари Габдулханова М.Г, Архипова Н.Б.

Комментариев нет:

Отправить комментарий