15 июн. 2017 г.

Беседы о литературе

Всегда интересно послушать или познакомиться с беседами о литературе. Тем более, если беседу ведут мэтры, знатоки предмета, которые высказывают интересные, оригинальные суждения о писателях и их произведениях.
В свете сказанного хочу представить книгу "Бедлам как Вифлеем": Беседы любителей русского слова. - Москва: Издательский дом "Дело", 2017. 

Беседу точнее цикл бесед ведут Борис Михайлович Парамонов, русский и американский философ, культуролог, эссеист, поэт и 
Иван Никитич Толстой, российский филолог и историк литературы, эссеист, сценарист, телеведущий, внук Алексея Николаевича Толстого.
Ведущая роль в этой беседе отводится Борису Парамонову, Толстой выступает в роли интервьюера, но по ходу беседы выказывает недюжинное, глубокое знание литературы. Учёные ведут разговор о литературе и писателях начала 20 века. В поле их зрения: Владимир Набоков, Максим Горький, Александр Блок, Андрей Платонов, Марина Цветаева, Алексей Толстой, Михаил Булгаков и другие не менее значимые писатели и поэты.
Предлагаю обратиться к размышлениям Б.Парамонова и И.Толстого о творческом пути хотя бы нескольких писателей, справедливо попавших в поле зрения учёных. О нескольких писателях приведу несколько основных замечаний Бориса Парамонова, другим уделим больше места. Почему так? Конечно не потому, что кто-то талантлив более, кто-то менее, просто уровень размышлений Парамонова настолько высок, что не всегда до него дотягиваешься и не поспеваешь за разворотами его анализа.
В обзоре приведу лишь ряд мыслей по поводу того или иного писателя, которые особенно "зацепили". Но даже несколько соображений, высказанных Борисом Парамоновым, позволяют открыть для себя нечто новое в писателе или поэте.
Владимир Набоков.
В своих размышлениях о писателе исследователь останавливается на романе "Защита Лужина". Роман написан Набоковым в 1929 году в Германии. Роман был сразу принят западным читателем, имел успех, в отличии от произведений многих русских писателей-эмигрантов. Успех был продиктован тем, что писатель при создании произведения проявил себя как новатор стиля, формы и языка романа.
Роман "Защита Лужина" является одним из первых романов Набокова, тогда как "Лолита" - одним из последних. В связи с  "Лолитой" Борис Парамонов высказывает следующую мысль. Набоков находился в перманентном споре с Зигмундом Фрейдом и в то же время темы и проблемы, поднятые Фрейдом звучат в произведениях Набокова и не только в "Лолите".  Мы их находим, к примеру, в романе "Ада" и даже в самых русских вещах, Парамонов говорит о романе "Другие берега". Это настолько удивительно, что возникает желание перечитать "Другие берега" и проанализировать, что же там от Фрейда.

Максим Горький.
Сразу приведу развёрнутую цитату Бориса Парамонова по поводу личности М.Горького.
"За 20 лет до революции предвидел все её ходы, а как пришла революция - растерялся". И далее: "По возвращении в СССР начался последний, позорнейший период его жизни. Художественное творчество он почти забросил: ну разве писал бесконечный роман "Жизнь Клима Самгина", так и не конченный. Главные горьковские писания последних его советских лет - газетная публицистика самого последнего разбора".
По-настоящему талантливыми художественными произведения Горького учёный считает пьесу "На дне", несколько рассказов из цикла "По Руси", "Дело Артамоновых", прекрасные воспоминания о Льве Толстом.
Писатель считается основоположником метода социалистического реализма в литературе. При этом, как считает Парамонов, никаких образцов социалистического реализма не дал, если не считать нудную "Мать" (и то с натяжкой). Итог беседы о Горьком: Горький интересный писатель, но не первого ряда. Эпоху выразил не столько в художественном, сколько в идеологическом плане.

Борис Пастернак.
В беседе о Борисе Пастернаке больше говорится о его творчестве, нежели о личности. Как поэт Пастернак долго находился в забвении, после выхода в 30-х годах двух полновесных сборников стихов наступило длительное молчание.
Наконец в 1961 году выходит сборник стихов, а в 1965 - том стихов Пастернака с прекрасным предисловием Андрея Синявского.
Если в 60-е годы тираж книг поэта не превышал 40 тысяч, то в перестроечное время - 1млн.
Пастернак считал, что стихи должны производить на читателя очень сильное, близкое к шоковому впечатление, только тогда они остаются в памяти, в душе читателя.
Пастернак в стихах слит с природой, он - ливень, гроза, сад, море, степной закат. Поэт никогда не уподоблял мир себе, скорее наоборот, уподоблял себя миру, его стихиям.
В конце 20-х годов Борис Леонидович выходит за пределы  чистой лирики, пробует себя в эпических сочинениях. Пример тому поэма "Высокая болезнь" (1924 год).
Революция как образ, как событие появляется в сборнике рассказов и повестей "Сестра моя жизнь"( 1922 год).
Роман в стихах "Спекторский"(1925-1931 гг.) знаменовал кризис в творчестве Пастернака. Молодой человек -герой романа не находит себе применения в окружающей действительности. Автор произведения как будто воспроизводит хронику нарастающей обречённости, состояние кризиса героя, а вместе с ним и общества.
Как считает Борис Парамонов, один из участников цикла бесед, Пастернак вышел из тупика, написав роман "Доктор Живаго". Писал на протяжении 10 лет, с 1945 по 1955 годы, "Доктор Живаго" впервые опубликован в Милане. О печальной судьбе романа и его автора в России хорошо известно.
По ходу беседы литераторы отмечают совпадение творчества Пастернака и Герцена. В частности, совпадение по психологической глубине образа России у этих двух замечательных авторов.

Марина Цветаева.
В беседе о ней авторы отмечают силу и мощь её стихов, их мужской характер. Это очень заметно в поэмах "Царь - девица", "Молодец". Цветаева не принимала салонную поэзию, во многом в этом корни её стиля и словаря.
Интересно замечание Бориса Парамонова, он совершенно не признаёт чтения стихов со сцены. Что в полной мере относится к стихам Цветаевой, даже в исполнении такой глубокой актрисы как Алла Демидова. Как говорит Парамонов: "Актёры совершенно не умеют читать стихи, они их стараются разыгрывать". Когда читают под музыку, обнаруживают полнейшее непонимание стиха. С музыкальностью, мелодичностью стиха Цветаева окончательно покончила.
Авторы отмечают рефренность цветаевских стихов, например, в "Федре".
Стихи у Цветаевой начинаются с однажды найденного слова, вокруг которого создаются смежные словосочетания, из которых рождается образ.
У Пастернака стихи рождались от зрительного образа, у Цветаевой стихи шли от слова.
Сочиняя стихи в состоянии так называемого вдохновения, поэт в высшей степени трезв, холоден. Как говорил Пушкин: "путают восторг с вдохновением".  Это не чудо, с неба упавшее, а рукодельное, рукотворное. Число, расчёт, а расчёт может быть только холодным, хотя у читателя стихи могут вызывать эмоцию.
Проза Цветаевой также словесно организована, как и её стихи. Крупнейший критерий суждения о поэте: посмотреть, как он пишет прозу.

Андрей Платонов.
Учёные Иван Толстой и Борис Парамонов называют творчество Платонова гениальным.
Платонов - певец революции, наполнивший её христианским строем души. Писатель дал символический образ советской жизни, показал первичные элементы её технической утопии. Коммунизм для Платонова космический переворот, а не индустриальная программа.
Платонов в своём творчестве следует учению русского космизма, одним из родоначальников которого является Николай Фёдоров. Одной из главных идей Фёдорова была, мягко говоря, странная идея, а именно, воскрешение мёртвых. Не рождать сыновей, а воскрешать отцов, для Фёдорова это и есть мировая революция. В своём творчестве этому постулату следует Платонов.
У всех русских религиозных философов в культурном багаже сохранился именно Фёдоров. Даже в начале 80-х годов 20 века были изданы сочинения философа.
В ранних сочинениях Андрея Платонова особенно отчётливо звучит мотив: коммунизм как конец мира, необходима перестройка не общества, а природы. Для справки: Платонов по специальности инженер, окончил политехнический институт в Воронеже, по окончании работал в Воронеже по землеустройству. Довольно быстро у будущего писателя сформировалось отрицательное отношение к технике, которая несёт гибель природе.
В творчестве Платонова соединились болезни и пафос  эпохи XX века.  Платонов проник в бессознательные глубины коммунизма, на этих глубинах обнаружил ненависть к бытию. Творчество Платонова воспринималось как антисоветское.
"Котлован" Платонова это и есть ГУЛАГ, он пришёл к этому раньше, чем Солженицын. Как показал Платонов в произведении коммунизм в эту яму и упадёт.
В процессе беседы о Платонове её участники подробно разбирают не только роман "Котлован", но и "Чевенгур".
Борис Парамонов считает Платонова даже сильнее Чехова, в своих произведениях он поднимает громадную тему коммунизма.
Следуя учению Фёдорова, русского религиозного философа, Платонов считал христиан юродивыми. У Платонова все юроды и в "Котловане", и в "Чевенгуре", и в "Счастливой Москве". Не исключение и повесть "Впрок", которая вызвала гнев Сталина. Тем не менее Платонов продолжал печататься, даже в суровом 1937-м году вышел сборник его рассказов "Река Порудань".
У Платонова нигде не обходится без сатировой ухмылки,  он не сатирик, а сатир.
В завершении беседы о Платонове Борис Парамонов говорит о том, что Платонов революционен почище Маяковского, но, как Ахматова, жалеет людей и гибнущую жизнь. Платонов - писатель, у которого слово большевик происходит от слова боль.
О цельном видении и понимании Андрея Платонова философом, литературоведом Борисом Парамоновым можно прочитать в статье "Трава родины, или Сталь и шлак"(Октябрь - 2003 - №2).

Алексей Толстой.
Участники беседы говорят о том, что в начале писательской карьеры Алексей Толстой поразил и навсегда запомнился серией талантливейших рассказов, которые вошли в издание "Избранное", 1946 -года. По поводу героев рассказов К.Чуковский писал: "Мы и не подозревали, что глупость может быть так обаятельна".
От "глупых героев" Толстой переходит к авантюрной повести, одна из них "Ибикус, или похождения Невзорова".
На произведения, написанные в жанре авантюрной повести очень одобрительно откликнулся Виктор Шкловский: "Превосходный, плавный, чистый русский язык, знание быта".
В своём творческом развитии Алексей Толстой очень быстро меняется. Кроме строения фразы в его произведениях не остаётся ничего традиционного.
Возвращение к традиционным романным формам произойдёт позднее, когда писатель вернётся в Россию из эмиграции. Приехал в Россию с "Гиперболоидом инженера Гарина", "Аэлитой", "Детством Никиты". В России написаны романы "Пётр I ", трилогия "Хождение по мукам". Произведения писались долго, издавались по частям.
По поводу трилогии "Хождение по мукам". Первая часть - "Сёстры" написана в эмиграции, в Париже, когда Толстой был откровенно антисоветски настроен. В СССР первая часть трилогии подверглась значительной переработке. Но даже в переработанном виде "Сёстры" являются лучшей частью трилогии. Интерес к ней у советского читателя был особенно велик. Причина такого интереса: описывалась дореволюционная жизнь столичного Петербурга.
Тем не менее, по оценке Бориса Парамонова, высоколобые читатели, современники того, дореволюционного времени, которые были ещё живы, как раз негативно отзывались о "Сёстрах". Они помнили атмосферу недавнего Серебряного века и знали, что она была гораздо сложнее и значительнее, чем описал Алексей Толстой.
Толстой по природе своей  являлся здоровым, полнокровным человеком и талант у него был такой же, он был чужд всякого декаданса. А Серебряный век и был самым настоящим декадансом.
Вторая часть трилогии "Восемнадцатый год"- произведение не лишённое определённого интереса и далеко не казённое. Недовольство у рецензентов вызвал характер описания белых, знаменитого Ледяного похода. Генерал Корнилов дан весьма сочувственно.
"Хмурое утро" - вещь уже не живая, надуманная, сделанная по советским канонам.
В целом "Хождение по мукам" магистральное произведение советской литературы сталинского периода. В то же время историко-литературное значение этого сочинения велико.
Тема Петра возникла у Алексея Толстого ещё до большевиков. Не обошлось без влияния Мережковского с его историческими романами. Как считает Борис Парамонов, Толстовский Пётр куда лучше, чем у Мережковского, у Мережковского историко-культурная схема: христианство и язычество; дух и плоть; земля и небо.
У Алексея Толстого книга вышла живая и сам Пётр живой. По мнению Парамонова, всё дело в таланте, Мережковский высококультурный начётчик, а Алексей Толстой - высокоталантливый писатель.
Поскольку "Пётр Первый" Толстого был написан в СССР, то некий идеологический подтекст в романе присутствует.
Толстовский Пётр идеологически связан с темой исторической школы Покровского, историка-марксиста, вероятно и поэтому Сталину роман понравился. К тому же у Толстого в романе подчёркнута роль личности в истории.
С возвращением в Россию современность уходит из произведений Толстого, т.к. давать её реалистическую картину было невозможно.
Интеллигентные, творческие люди негативно относились к Алексею Толстому, тут сказывалась и зависть, озлобленность его привилегированным положением писателя. Анна Ахматова называла Толстого  "очаровательным негодяем".
Борис Парамонов подводит свой итог: негодяем не был, был циником, жизнелюбом и женолюбом, как фламандец.

Михаил Булгаков.
Невесёлая судьба была у Булгакова. При его жизни  опубликовано и поставлено на сцене менее половины им написанного. Роман "Мастер и Маргарита" впервые опубликован в 1966 году в журнальном варианте, через 26 лет после смерти писателя.
А вот пьесу  "Дни Турбиных" выделял и любил Сталин, спектакль он посетил 14 раз. Тема Булгаков и Сталин интересная, для Булгакова драматичная, учёные, ведущие беседу довольно подробно обсуждают этот вопрос.
Булгаков начинал свой творческий путь в рабочей газете "Гудок", сотрудничал с эмигрантской газетой "Смена вех", в 20-е годы газета имела филиал в Москве.
В 1926 году был написан роман "Белая гвардия" и несколько сатирических вещей. В эти годы Булгаков жил материально обеспечено. По словам крупнейшего исследователя творчества писателя - Мариэтты Чудаковой, для Булгакова очень важно было жить нормально, не смотря ни на какие революции.
Это сказывалось и в одежде, всегда был тщательно одет, имел пристрастие к галстукам-бабочкам, иногда носил монокль, ориентировался на английских лордов, а никак на революционеров.
В "Собачьем сердце", используя фантастическую оболочку, называет вещи своими именами. Мораль так и выпирает: из хама не сделаешь пана. Собака не всегда друг человека, а только когда она  и есть собака. Приняв человеческий облик, Шариков мочится мимо унитаза, а учит его этому Швондер, развивающий у него классовое сознание, всё отнять и поделить.
Однако вывод Бориса Парамонова таков: во всём виноват не Шариков, а профессор Преображенский, инициатор утопического проекта.
В беседе учёных подробно разбирается и роман  "Мастер и Маргарита". В письме к правительству Булгаков называет себя писателем мистическим. Однако, учёные в процессе беседы приходят к выводу, что "Мастер и Маргарита" скорее миф а не мистика. Миф обращает к вечным сюжетам, постоянно пребывающем в культурном ареале. Основной миф "Мастера и Маргариты" - Фауст, то есть сделка творческой личности с дьяволом.
У Булгакова произошло единство творчества и биографии. Способность большого художника мифологизировать собственную жизнь. В сущности, это и есть гениальность и путь к вечной славе. Далее, признаюсь, высказывается мысль, над которой я думала, но не могла сформулировать.
"Биография художника, претендующего на вечную славу и память потомков, важна не менее его творчества. Сама биография должна быть художественной. И такова она у Пушкина, у Толстого с его уходом, у Маяковского, у Мандельштама, у Цветаевой, Бродского, у Булгакова".

Е.Е. Войтинская

Комментариев нет:

Отправить комментарий