27 февр. 2017 г.

"Удивительные истории из жизни людей города Е."

Снова пишу об уральском писателе, вернее писательнице. А почему бы о них -уральцах не писать, если они талантливые и их новые книги становятся не только уральским, но и общероссийским литературным событием. В данном случае речь пойдёт о книге Анны Матвеевой "Горожане. Удивительные истории из жизни людей города Е." - Москва:  Издательства АСТ, 2017. Под городом Е. легко угадывается Екатеринбург.

Люди, о которых ведёт рассказ Анна Матвеева представлены парами. Например, Павел Бажов и Георгий Жуков, Николай Ипатьев и Борис Ельцин, Евгений Малахин (Старик Букашкин) и Николай Коляда, Белла Дижур и Эрнст Неизвестный и этот же принцип выдержан и с другими героями книги. Эти люди далёко не всегда знакомы между собой, а некоторые объединены прямым родством, как например, Белла Дижур и Эрнст Неизвестный. Но, конечно же, писатель объединила их неслучайно, в какой-то момент, иногда  незримо их судьбы пересеклись или они, опять же незримо, оказались причастны к одному событию.
Так неуловимым образом пересеклись судьбы инженера Николая  Ипатьева, купившего в конце 18 века ныне печально известный дом в Екатеринбурге и первого секретаря обкома КПСС, впоследствии Президента России Бориса Ельцина, который по велению вышестоящих структур дом этот сравнял с землёй.  История дома и событий, происшедших в нём, представлена в рассказе "Дом, который...".
Всё начиналось прекрасно, инженер Ипатьев купил крепкий, удобный, добротный дом на Вознесенском проспекте. Мы с интересом узнаём из рассказа подробности жизни Николая Ипатьева, как он с семьёй с любовью обживал этот дом. В 1918 году супруги Ипатьевы собрались на курорт, расположенный в сотне вёрст от Екатеринбурга, Николаю Ипатьеву надо было подлечиться. За хозяев остались гости из Петрограда, которые заслуженно восхищались домом. Но недолго хозяевам и гостям пришлось наслаждаться спокойной жизнью. От Уральского областного совета пришла бумага в 24 часа освободить дом, никакие протесты хозяина не помогли. В доме разместили царскую семью, а потом последовали известные трагические события.
Супругов Ипатьевых миновала суровая участь, которая выпала на долю людей их сословия, им удалось вовремя уехать за границу. Николай Ипатьев ни сном, ни духом не был причастен к происходившим в доме трагическим событиям, но дом по имени хозяина именуется Ипатьевским.
Борис Ельцин, отдавая приказ о сносе дома, тоже не предполагал, что придут времена, когда это станет вечным ему упрёком.
Так незримым образом объединились имена незнакомых между собой людей Николая Ипатьева и Бориса Ельцина.
Не все рассказы, если так можно сказать, одинаково удачны. К разряду таковых я бы отнесла рассказ "Партия в поддавки: Павел Бажов и Георгий Жуков". Эти два героя - жили в одно время и встреча, пусть и единственная у них состоялась. Но повествование об этой встрече превратилось в какую-то лубочную историю. Забрёл как-то опальный маршал, оказавшийся волею Хрущёва в Свердловске, к Бажову на дачу. И  хоть знакомы они были шапочно, встречен был Георгий Васильевич семьёй Бажова как дорогой гость. Разговор у хозяина дома и гостя получился долгий, сначала за чаем, а потом во время игры в поддавки.
Два неординарных выдающихся человека, а разговор их как-то не трогает. Может быть потому, что не касаются они острых, волнующих читателя вопросов. Вся эта история выглядит несколько натянутой, ведь не зря автор пишет в конце рассказа "Было это взаправду или нет - теперь уж и не узнаешь. У нас сказывают, что было".
Зато каким тёплым получился рассказ "Смех Мельпомены: Виталий Волович и Ян Вутирас". Пути этих людей тоже ни разу не пересеклись. Выдающийся певец Вутирас  оказался в Свердловске в 1941 году и стал любимцем публики. Виталий бегал на все оперы с участием Вутираса и сам мечтал о карьере певца. Но у него был и другой талант, как впоследствии выяснилось подлинный - любовь к рисованию. Но музыка перевешивала всё и пением своим он изводил родителей и соседей, пел даже в парке Дворца пионеров и школьников. 
Мама Виталия Клавдия Филипповна не выдержала, нашла телефон ещё одного солиста Свердловского  театра оперы и балета Вигасина и упросила послушать сына. Тот не только прослушал, но начал с мальчиком заниматься. Все распевки дома и на свежем холодном воздухе закончились злокачественной ангиной. С тех пор мальчик больше не пел, а всерьёз занялся рисованием, получил соответственное образование, сегодня он известный  в стране и в мире художник Виталий Волович. По словам Матвеевой: "Графика Воловича - это опера, которая звучит во всю мощь".
С любовью написан рассказ "Тысяча мелочей: Евгений Малахин (Старик Букашкин) и Николай Коляда".
Старик Букашкин не всегда был скоморохом, хотя в шапке с бубенцами или в вязаной повязке с перьями именно так он и выглядел. Его настоящее имя - Евгений Михайлович Малахин, в советское время работал инженером на предприятии "Уралтехэнерго" и считался одним из лучших специалистов. Он великолепно настраивал оборудование, поэтому именно его посылали во все ответственные командировки. Малахин объездил весь Советский Союз и многие заграничные страны.
В какое-то время Евгений Михайлович увлёкся фотографией, а затем стихами. Разбудил в Малахине поэта Маяковский. Но стихотворения у новоявленного поэта были на обывательский взгляд странные:
"Строку о том, о сём строку,
И стих готов - ку-ка-ре-ку!"
Как пишет Анна Матвеева: "Инженер Малахин молча собрал вещи - и вышел за дверь, уступив своё место панк-скомороху, художнику перформансисту, отцу постсоветского стрит-арта, народному дворнику, певцу помоек (он разрисовывал и их, писал на них свои дву-и четырёхстишья) - певцу Букашкину. Автор рассказывает, как родился этот псевдоним и как Малахин-Букашкин стал ведущим поэтом наивной поэзии и живописи. Вокруг него родилась целая группа "Картинник".
После его смерти в память о нём бывшие "картинники" расписали дворы на Ленина,5.
О Николае Коляде написано в книге много и тепло. Вполне понятно, почему Матвеева объединила старика Букашкина и Коляду, это люди, для которых искусство стало их жизнью, для обоих искусство было не каноническим, а той сферой, которой не чужды любые эксперименты, где можно самовыражаться, а насколько это талантливо будет видно по реакции окружающих.
Николай Коляда родом из деревни, название которой сразу и не выговорить -Пресногорьковка. В Свердловское театральное училище поступил с первого захода, при том, что конкурс был огромный. Учился на курсе Вадима Николаева, главного режиссёра Свердловского телевидения. После окончания его и ещё двух ребят взяли в Театр драмы. Ролей Колядой сыграно много, но весь классический репертуар казался ему надуманным. Ему всё больше хочется увидеть сцену глазами режиссёра. Но тут подоспела армия, в армии пробудился ещё и писательский талант, несколько рассказов, а их у Николая скопилось множество, напечатал журнал "Урал". Позднее он на некоторое время станет главным редактором этого издания.
Была в жизни Николая Коляды и чёрная полоса - водка и как следствие - увольнение из театра. Уже подумывал о суициде, остановило письмо из Литературного института - вызов на экзамены. Поступил на заочное  на курс писателя  В.М.Шугаева. Учился 6 лет, в это же время работал и в агитбригаде, и в редакции многотиражки на заводе. На третьем курсе написал свою первую пьесу "Играем в фанты". Пьесу сразу начали ставить многие театры страны. После первой последовало множество других, а в 1990 году пьесу "Мурлин Мурло" поставила на сцене "Современника" главный режиссёр Галина Волчек. Дальше больше, пьесы Коляды начали ставить в зарубежных странах,  сам режиссёр в этих странах бывает, в каких-то надолго задерживается. С его лёгкой руки появилась уральская драматургическая школа. Выпускники Николая Коляды Василий Сигарев, Олег Богаев, Ярослава Пулиннович.
В 1994 году в Екатеринбурге прошёл фестиваль Коляда- PLAYS. 18 театров российских и заграничных привезли на фестиваль спектакли по его пьесам. С 1994-го фестиваль проводится каждый год.
Отзывы о спектаклях Коляды самые разные от восторженных до возмущённых. Но самоё обидное: у его театра долго не было помещения. Помещения, в том числе и подвальные, давали, потом забирали. Но, где бы ни играли артисты Коляды, никогда не ощущалось нехватки в зрителях, даже приставные стулья требовались. Многие из зрителей, посмотрев спектакль, покупают билет на следующий.
Наконец-то в 2014 году, уже будучи признанными во всём мире, "Коляда-Театр" получает настоящее здание - бывший кинотеатр "Искра" на проспекте Ленина.
Коляда когда-то пообещал своим артистам, что они ещё и в Париже будут играть. И действительно свершилось, в театре Одеон они будут играть "Гамлета" и постановка пройдёт с триумфальным успехом.
Писатель в рассказе соединила, казалось бы, совершенно разных людей: инженера Малахина, который всё поменял в своей жизни, вплоть до имени, который мог быть обеспеченным человеком, а стал скоморохом. Человеком, который расписывал дощечки, писал на них стихи, раздавал их бесплатно,  рисовал, вокруг него всегда было много людей, в том числе и молодых. В серой атмосфере буден он создавал праздник.
Со сцены театра "Коляды", когда идёт спектакль "Амиго" в самом конце звучат слова: "Думайте о радости, только она остаётся".
Свой рассказ Матвеева завершает словами: "А больше и нет ничего, кроме радости.
Разве что тысяча важных мелочей".
Не обошла вниманием Анна Матвеева и свою семью, свои родовые корни. В подзаголовке рассказа "Имя на камне" значатся имена Константина и Александра Матвеевых. Константин Константинович Матвеев - дед писательницы. Он родился 5 марта 1875 года,  этот человек можно сказать всю жизнь учился, преподавал, был женат на Клавдии Филипповне, у них с женой было трое детей. В 1903 году Константин Матвеев определился со своей основной специальностью, он выбрал геологию.  Объехал весь Урал, исследовал образцы камней. Со временем  в должности профессора преподавал в Свердловском горном институте. Именно Константин Матвеев явился инициатором и организатором  создания в Горном институте Минералогического музея. О геологических открытиях деда, его вкладе в науку тепло и с любовью рассказывает внучка.
Не менее тёплые строки посвящены отцу, известному лингвисту, профессору Уральского государственного университета. Анна Матвеева пишет: "Как и отец, он искал открытий на глубине. Слово чужого языка, подобно ценному кладу, который прежде, чем рассмотреть, надо разыскать. Можно до бесконечности перечислять места, где Матвеев и в одиночку и группой собирал языковой материал. Мне, к счастью, довелось послушать необыкновенно интересные и глубокие лекции этого человека, к тому же пронизанные тонким юмором.
Анна Матвеева с гордостью пишет о деде и отце, она и сама, уже в сфере литературы, достойно продолжает род Матвеевых. Писать о таком рассказе сложно, получается констатация фактов, а у писательницы это очень личное, это люди не просто которых она знала, но это её плоть и кровь.
Ещё Анна Матвеева верит в значение имён. Александр - защитник, Константин - постоянный. Имя Константин Анна Александровна считает в своей семье несчастливым. Её брат, Константин Александрович Матвеев  трудяга, коммерсант, фермер, в 90-е годы он поставил памятник на запущенной могиле деда.
"Константин Александрович Матвеев не дожил и до сорока лет. Похоронен рядом со своим отцом Александром Константиновичем на Широкореченском кладбище. Розовый гранит у Кости, чёрный габбро у Александра. Камни, камни, камни..."
Ещё об одной семье рассказано в книге, это мать и сын: писательница, поэт Белла Дижур и скульптор Эрнст Неизвестный. Рассказ назван "Весёлый бог работы". Такие люди заслуживают отдельной книги и эти книги есть. Но писательница Анна Матвеева пусть в коротком рассказе не может о них не вспомнить, ведь они жили в Екатеринбурге.
Белла Дижур родом из Киевской губернии, после революции семья переехала в Свердловск. Начинала учиться девушка в Ленинградском педагогическом институте на химико-биологическом факультете.  С будущим мужем познакомилась в поезде, когда ехала на каникулы к родителям, он будущий врач. Вот в этой семье и родился в будущем знаменитый мальчик Эрик -Эрнст. "Эрик знал, что в нём заложен, как снаряд, особый дар - такой, что выдают с рождения".
Шло время, началась Великая Отечественная. Эрик принимает решение идти на фронт, но отец был в призывной комиссии, и только это остановило молодого человека, но ненадолго. В августе 1942 года он всё же ушёл на фронт добровольцем. Одно дело представление о войне, а на деле она оказывается кошмаром. Эрнст Неизвестный прошёл всю войну, был контужен, тяжело ранен. Это ранение приняли за гибель и поторопились послать родным похоронку. Но он выжил, получил вторую группу инвалидности - в справке было сказано: "Неработоспособен, нуждается в опеке".
Ещё до войны он учился на скульптора, знал, что это его путь. Но война, казалось бы, всё перечеркнула, после фронта какое-то время преподавал рисование, а затем поступил в Академию художеств Латвийской ССР, затем Москва, институт имени Сурикова, а параллельно учёба на философском  факультете МГУ.
Эрнст Неизвестный вырастает в гениального скульптора-монументалиста. Его работы получают первые призы на бесчисленных конкурсах. 1 декабря состоялась  выставка в Манеже, посвящённая 30 -летию Московского Союза художников. На выставке разразился скандал, который устроил Хрущёв, прибывший на выставку со своей свитой. Его приближённые успели его соответственно настроить, Хрущёв кричал, топал ногами, в газетах выставку назовут "фабрикой уродов". Но Неизвестного было не так-то просто запугать, он в весьма резких тонах отвечал Хрущёву. Однако, выставлять свои работы он уже не мог, ряд стран хотели купить скульпторы Неизвестного. Запрещённый в своей стране он устраивает выставки в Белграде, Лондоне, Париже, Тель- Авиве. Мир уже признал скульптора гением.
В 1976 году Эрнст Неизвестный покинул, как пишет Матвеева, "любимую, но не любящую его страну". Сначала едет в Швейцарию, потом в Америку. Его мама, Белла Абрамовна Дижур, едет за ним. Едет одна, так как её муж, отец Эрнста, умер в 1979 году. Она вначале едет в Латвию, тогда ещё советскую, считалось, что оттуда проще эмигрировать. Но её не выпускали к сыну долгих 8 лет.
Эрнст Неизвестный создаст много памятников, в том числе и памятник Хрущёву на Новодевичьем кладбище. "Об Эрнсте Неизвестном будут издавать монографии, его памятники    встанут по всему миру, в Свердловске откроется его музей, а на стене дома в Железнодорожном районе появится мемориальная доска памяти Беллы Дижур".
В рассказе "Глория Мунди" присутствуют такие герои, как Евгений Ройзман, мэр Екатеринбурга и Василий Татищев, основатель Екатеринбурга. Анна Матвеева проводит параллель между людьми, которых разделяют столетия. 
Тем не менее, если прочтёте рассказ, почувствуете, что общее между Ройзманом и Татищевым безусловно есть. Оба государственные деятели, оба сами делали свою карьеру, ничего не боясь, оба любители и ценители истории. На мой взгляд, если бы рассказ был лаконичнее, то только выиграл. Читать подробную биографию обоих героев несколько утомительно. Хотя не скрою, такую полную биографию Евгения Ройзмана читала впервые.
В книге найдёте рассказы о таких неординарных людях как Эдуард Россель и Георгий Бахчиванджи ("Дорога в неба"), Владимир Мулявин и Владимир Шахрин ("Как сменить пластинку").
В конце книги, писательница перечисляет всю литературу, использованную для написания рассказов, своего рода библиографический список.
Анна Александровна Матвеева не перестает радовать нас новыми произведениями. А в это раз в подаче материала проявила некое ноу-хау, соединив в одном рассказе таких разных и в то же время близких по духу, харизме, по разным ипостасям людей.
Ей и её талантливому коллеге и уральцу Алексею Иванову упорно не присуждают премии на ведущих литературных конкурсах. Но они, проглотив обиду, снова и снова выпускают в свет свои книги, а мы, читатели, их ждём и, извините за тавтологию, с любопытством и интересом читаем.

Е. Е. Войтинская

Комментариев нет:

Отправить комментарий