23 янв. 2017 г.

"Летоисчисление от Иоанна". Об одноимённой книге писателя Алексея Иванова

В 2016 году одна за другой в издательстве "АСТ" вышли книги Алексея Иванова "Летоисчисление от Иоанна", "Вилы" и "Тобол". О каждой из них стоит сказать. Начнём с первой - "Летоисчисление от Иоанна"- эта книга в отличии от двух последующих - художественное произведение. В своё время Алексей Иванов на этот же сюжет написал сценарий, по которому режиссёр Павел Лунгин поставил фильм "Царь".

Возможно, писатель Иванов остался не совсем доволен фильмом, возможно, вновь решил вернуться к сюжету, тем не менее появился роман "Летоисчисление от Иоанна". Иоанн - Иван Четвёртый - Грозный.
В небольшом вступлении к роману автор погружает читателя в описываемый исторический период: "1565 год. Московская Русь. Держава содрогается". Это период войны с Польшей, когда русские войска терпели одно поражение за другим, время заговоров и измен.
В это смутное время царь Иван учреждает опричнину - орден охраны престола. Из истории мы знаем, какие зловещие атрибуты имели при себе опричники: метла и притороченная к стремени пёсья голова. Сцены насилия, которые творят слуги царя невозможно читать.  Среди самых ближайших: Малюта Скуратов, Алексей и Фёдор Басмановы, немец Генрих Штаден, Плещеев, Грязев.
Правление Ивана Грозного - это полнейший произвол. Царь не боится творить всё, что приходит ему в голову, кого и чего ему боятся, если, как пишет Иванов, Грозный верит: "По старинному летоисчислению всего три года остаётся до конца света".
В романе несколько центральных фигур: царь Иван Грозный, игумен Филипп, которого Грозный решил назначить митрополитом, вместо предыдущего, покинувшего свой пост. Тот не мог вынести ужасов, что творили опричники царя.
Ещё бы я назвала главным действующим лицом романа девочку Машу, на её глазах опричники забили до смерти мать и отца, сама она чудом спаслась от насилия. Но, испытав за короткий срок такие потрясения, девочка стала душевнобольной. Именно она и митрополит Филипп олицетворяют то светлое, что есть в романе.
Немного отвлекаясь, хочется сказать следующее. Сегодня пытаются переосмыслить значение Ивана Грозного, делают акцент на его государственных деяниях. За вклад в созидание России и расширение её границ ставят памятники.
Алексей Иванов в данном произведении не историк, а писатель. Он рассматривает Грозного с человеческой, психологической точки зрения. В романе Иванова царь Грозный хитрый, лицедействующий человек, его не пугают те моря крови, которые он уже пролил, и которые ещё будут пролиты. В его представлении он "ведёт народ к возмездию и покаянию".
Грозный уверен, что подчинит себе Филиппа. Они знакомы с детства и Иван Васильевич по праву считает, что он умнее, хитрее, образованнее. Но он не учёл, что Филипп честен и не готов принять любое царское злодеяние.
Царь Иоанн психолог, он понимает, что Филиппу, служившему игуменом в Соловецком монастыре, лестно предложение стать митрополитом всея Руси. В то же время Филипп не даёт ответа и чем дольше затягивается эта неопределённая ситуация, тем больше, как пишет Иванов: "Иоанн чётко осознаёт, что ему нужен этот неуступчивый монах... Понять его, Иоанна, Филипп не сможет - недалёк. Но вот если примет... Тогда Иоанн небо проломит."
Филипп ужасался рекам крови, которые лились в стране, в то же время он не мог не верить словам царя, что это всё заслуженно, что в стране расцвело казнокрадство. Поскольку царь - наместник Бога на земле, Филипп приходит к выводу: "Надо государя с господом воссоединить - вот задача митрополита".
Филипп принимает на себя высокий сан и в этом качестве проводит первую службу. В этом эпизоде писатель Иванов соединяет две сцены, построенные на страшном контрасте. Пока в соборе идёт торжественная служба на улице разыгрывается гнусная сцена. Красавица-царица Мария Темрюковна разбрасывает в толпу народа медную мелочь. Это её любимая забава наблюдать, как люди дерутся из-за медяков.
В изощрённости издевательства над людьми царица была под стать мужу. Митрополит Филипп стал невольным наблюдателем одной из таких сцен. В один из дней возле царских хором он застал рыдающих боярынь. Их дочерей, как крепостных девок, согнали во дворец, чтобы они разгребали горы мусора и тряпья, накопившегося после многочисленных оргий. "Над суетой на коне гарцевала Мария Темрюковна по-восточному одетая в кафтан и штаны. Царица направо и налево хлестала вицей. "Бездельницы! Блудни! - кричала она. Любите государя своего."
Тандем таких разных людей как царь Грозный и митрополит Филипп долго существовать не мог. Развязка наступила довольно скоро.
Всё закрутилось после того, как митрополит спрятал в своём саду отряд бояр. Они возвращались с поля сражения, уверенные в том, что в борьбе с поляками отстояли город Липецк. Но, как оказалось, это была мнимая победа, поляки смогли вернуться и захватить город. Не было недостатка в "доброжелателях", которые обо всём сообщили Грозному и представили бояр предателями; их ждал страшный суд. Митрополит решает временно укрыть бояр у себя, пока гнев Грозного не будет таким страшным.
Но как всегда всё тайное становится явным, нашёлся предатель монах Илидор, через него Грозному стало известно всё. Всех, кто находился под защитой митрополита, ждала страшная расправа. На изощрённые пытки царь был изобретателен, не менее, чем его опричник Скуратов. На территории царских хором находился зверинец, в котором содержались дикие медведи. Вот эти медведи и были выпущены на бояр, которых царь считал предателями. Схватка диких зверей с людьми одна из самых страшных в книге. Конечно, все бояре были растерзаны, хотя и им удалось побороть несколько медведей.
Завершает сцену гибель девочки Маши. Маша лучиком солнца появляется в разных местах повествования. Так сложилось, что ей постоянно приходится скрываться. Довольно долго она была под защитой Филиппа, там-то она впервые увидела царя. Грозный подарил ей икону Богородицы и такова была вера больной девочки в эту икону, что она её действительно выручала в экстремальных ситуациях.
Так сложились обстоятельства, что Маша присутствовала при страшной бойне медведей с людьми. Перед этой бойней царь, как добрый дедушка, показывал Маше свой зверинец. Девочка безбоязненно протягивала руку в клетку и гладила медведей. Это до глубины души поразило  Грозного, он начинает верить в необычность девочки, называет её сестрёнкой. Царь старается прислонится к чему-то более духовному, чистому, чтобы спасти свою грешную душу.
Но когда началась схватка медведей с людьми, Маша выскочила на поле боя с иконой, но чудотворная икона в этот раз не помогла. Маша погибла в лапах разъяренного животного.
Митрополита Филиппа тоже ждал печальный конец. Он претерпел множество истязаний  от опричников, а затем помещён в келью до вынесения приговора, как никак, в понимании царя, укрывал предателей. Филипп корил себя за то, что принял высокий сан там, где "творился кровавый морок, дикий Опричный дворец и монашество опричников, чумная ересь о Конце Света и народ, поверивший в неё, сбегающийся к плахам... Это же всё болезнь. А он (Филипп -прим.Е.В.) был здоров... "Сегодня утром он встал на молитву к иконе - к той иконе, с которой погибла девочка Маша. И вдруг увидел, что икона очистилась, засияла как новая. Это Бог его простил, и Маша позвала к себе. Филипп понял, что ему предстоит."
С тех пор в келье, где сидел митрополит, начало происходить нечто необыкновенное. На него дёйствительно нисходит святость, некоторые из тех, кто подозревали митрополита в алчности, прониклись к нему уважением. Оковы, которые были на руках и ногах митрополита, сами упали. Этим был обескуражен опричник Серафим, охранявший митрополита. Одного слова Филиппа оказалось достаточно, чтобы вылечить Серафима от косоглазия.
Зато Малюте Скуратову, чей маленький сын страдал болезнью ноги, нога сохла, Филипп отказался помогать. Между Малютой и Филиппом состоялся следующий диалог.
Малюта: "Хочешь, тебе волю на ладони принесу? Ты же благодать снискал. Караульщику косой глаз поправил. А Гаврилушку моего?.. Ножка у него сохнет...
Малюта смотрел на Филиппа умоляюще и мял в руках шапку.
В монастырь тебе надо, Григорий Лукьяныч, - сказал Филипп. Насовсем. И Господь дитя помилует.
Не могу я... - с мукой ответил Малюта. - Государю службу несу.
Тогда у него чуда и проси, - твёрдо ответил Филипп.
Перед этим митрополит отказал в благословении царю.
Расправа над Филиппом была страшной. Но сила и святость духа опального митрополита была столь сильна, что она вышла за пределы его кельи. В этом смысле сильна и показательна последняя глава романа "Одиночество деспота".
Царь Иоанн продолжает расправу над крамолой. У него даже особое место для этого есть под названием пыточный городок. Туда уже свезли приговорённых, избитых и окровавленных баб и мужиков.
По контрасту с этой мрачной картиной "царский помост застелили ковром, а в кресла царя и царицы положили медвежьи шкуры. Иоанн и Мария Темрюковна оба в шубах уселись на свои места."
"Иоанн ждал народ (который всегда сбегался на такие зрелища - прим.Е.В.). И далее Иванов пишет "Позёмка заметала улицы, на которых с восхода не появилось  никакого следа - ни человеческого, ни санного. Не шумели кабаки. В храмах не звонили к заутрене.
Иоанн развернул шубу на груди, сбросил шапку, наклонился вперёд и, раздувая жилы, отчаянно закричал этому пустому городу;
     - Где мой народ?!"
Помните в "Борисе Годунове" Пушкина: "Народ безмолвствовал."
Невольно сравниваю фильм Павла Лунгина и книгу Алексея Иванова и склоняюсь в пользу книги. В фильме два великих актёра Грозный - Пётр Мамонов и Филипп - Олег Янковский. Возможно, их великолепная игра мешает понять главный посыл художника -сила порядочности, стойкости, умение не склониться перед правителем.
Так что, в моём случае, я голосую за книгу.

Е. Е. Войтинская

Комментариев нет:

Отправить комментарий