30 мар. 2015 г.

Волжская цитадель. Город-герой Сталинград

Кинохроника 43 года…
В кинозале грохочет, ревёт непогода,
Заметает окопы на дымной равнине,
И в снегах серебрится отсвеченный иней.
Предрассветная Волга. Обугленный берег.
С пулемётами люди бегут. Переправа…
В этих кадрах пристрастных, мгновенных
Только правда, суровая правда!   


Почти 70 лет назад отгремела Великая Отечественная война, но ее отголоски слышны до сих пор. В нашей истории есть события, золотом горящие на скрижалях ее ратной славы. И одно из них – Сталинградская битва (17 июля 1942 г. – 2 февраля 1943 г.). 

Гигантское по масштабам сражение развернулось во второй половине 1942 года на берегах Волги. На отдельных этапах в нем с обеих сторон участвовало более двух миллионов человек, около 30 тысяч орудий, более двух тысяч самолетов и такое же количество танков.
За время Сталинградской битвы Вермахт потерял четверть своих сил, сосредоточенных на Восточном фронте. Его потери убитыми, пропавшими без вести и ранеными – составили около полутора миллионов солдат и офицеров. Оборонительные бои продолжались 57 дней и ночей. 28 июля нарком обороны Сталин издал приказ № 227, известный больше как «Ни шагу назад!». К началу решительного наступления немецкое командование заметно усилило 6-ю армию Паулюса.
Гитлер истерично требовал любой ценой взять волжскую цитадель. Командир батальона армии Паулюса Вельц впоследствии писал, что вспоминает это как страшный сон: «Утром пять немецких батальонов уходят в атаку и почти никто не возвращается. На следующее утро все повторяется снова…»
Подступы к Сталинграду действительно усеивали трупы солдат и остовы сгоревших танков. Не зря немцы прозвали путь к городу «Дорогой смерти».
Первые вражеские самолёты появились над Сталинградом около четырёх часов дня. Встретившись над городом, самолёты, пришедшие с востока и с запада, с севера и с юга, пошли на снижение, и казалось, они снижались оттого, что летнее небо провисло, осело от тяжести металла и взрывчатки, тянувшейся к земле. Бомбы достигли земли и врезались в город, дома умирали так же, как умирают люди.
Обнажились согнутые водопроводные трубы, железные балки, пряди проводов… Тысячи домов ослепли. Под ударами взрывных волн массивные трамвайные провода со звоном и скрежетом падали на землю, зеркальные стёкла витрин вытекали из рам. Трамваи, автомобили, автобусы, паровозы – всё это остановилось.  Известковая и кирпичная пыль густо поднялась в воздухе, туман встал над городом, пополз вниз по Волге.
…Здесь битва небывалая идёт.
На жизнь и смерть. И сталь гудит зловеще
И изрыгает бешенство огня.
И на ветру пронзительно скрежещет
Снарядом раздроблённая броня.
…Зелёные и синие ракеты
Густую ночь, как одеяло, рвут,
И танки, опрокинутые где-то,
Как раненые мамонты ревут.  
Стало разгораться пламя пожаров, вызванных десятками тысяч зажигательных бомб… В дыму, пыли, огне, среди грохота, потрясавшего небо, воду и землю, погибал огромный город,
Открытые степному ветру,
Дома разбитые стоят.
На шестьдесят два километра
В длину раскинут Сталинград.
Как будто он по Волге синей
В цепь развернулся, принял бой,
Встал фронтом поперек России –
И всю ее прикрыл собой!
В октябре – ноябре, прижатая к Волге, дивизия занимала оборону по фронту 5-6 км, глубина оборонительной полосы колебалась от 100 до 500 м. Командование 62-й армии поставило перед гвардейцами задачу: каждый окоп превратить в опорный пункт, каждый дом – в неприступную крепость. Такой неприступной крепостью стал «Дом Павлова».
Героическая история этого дома такова. Во время бомбардировки города на площади все здания были разрушены и только один 4-этажный дом чудом уцелел. С верхних этажей его можно было наблюдать и держать под обстрелом занятую противником часть города (на запад до 1 км, а в северном и южном направлениях еще дальше). Таким образом, дом приобретал важное тактическое значение в полосе обороны 42-го полка.
Выполняя приказ командира, полковника И. П. Елина, в конце сентября сержант Я. Ф. Павлов с тремя бойцами проник в дом и обнаружил в нем около 30 мирных жителей – женщин, стариков, детей. Разведчики заняли дом и в течение двух суток удерживали его. На третьи сутки на помощь отважной четверке прибыло подкрепление. Гарнизон «Дома Павлова» (так он стал именоваться на оперативных картах дивизии, полка) состоял из пулеметного взвода под командованием гвардии лейтенанта И. Ф. Афанасьева (7 человек и один станковый пулемет), группы бронебойщиков во главе с помощником командира взвода гвардии старшим сержантом А. А. Собгайдой (6 человек и три противотанковых ружья), 7 бойцов-автоматчиков под командованием сержанта Я. Ф. Павлова, четырех минометчиков (2 миномета) под командованием младшего лейтенанта А. Н. Чернышенко. Всего 24 человека.
Бойцы приспособили дом к круговой обороне. За пределы его вынесли огневые точки, к ним проделали подземные ходы сообщения. Саперы со стороны площади заминировали подступы к дому, поставив противотанковые, противопехотные мины.
Умелая организация обороны дома, героизм воинов позволили маленькому гарнизону в течение 58 дней успешно отбивать вражеские атаки. Газета «Красная звезда» 1 октября 1942 г. писала: «Каждый день гвардейцы принимают на себя по 12-15 атак вражеских танков и пехоты, поддерживаемых авиацией и артиллерией. И всегда они до последней возможности отражают натиск врага, покрывая землю новыми десятками и сотнями фашистских трупов».
Борьба за «Дом Павлова» – один из многих примеров героизма советских людей в дни битвы за город.
Таких домов, ставших опорными пунктами, в полосе действий 62-й армии было более 100. В городе давно уже не было безопасных мест, но люди уже привыкли к отсутствию безопасности. Осаждающие стараются сделать из этого города ад. Да, здесь трудно жить, здесь небо горит над головой, и земля содрогается под ногами. Немцы сбрасывают над городом листовки: «Сдавайтесь!» Листки немецкой бумаги превращаются в пепел еще на высоте в тысячу метров – город сжигает их своим огнем. В Сталинграде нет крепостей, нет скал и пещер, он вытянулся узкой полосой на голой, открытой со всех сторон земле, и за спиной у него Волга. И все же растерзанный бомбами город вышел на бой, и десятки гитлеровских дивизий уперлись в него, как в скалу, скребут танками, долбят самолетами, подтачивают минами, тысячами солдатских трупов падают к его ногам, но город стоит, город сражается.
 С каждым днём среди развалин старого мирного города рос новый город – город войны.
Враги поняли, что город живьём не взять. Тогда они решили убить его, доконать медленной пыткой. Они поднимали в воздух тысячи тонн бомб и бросали их на улицы и площади. Из письма немецкого солдата в Германию:
«Дорогая Клара! Сегодня получил твое письмо. Ты надеешься, что до Рождества мы вернемся в Германию, и все уверены, что Сталинград в наших руках. Какое великое заблуждение! Этот город превратил нас в толпу бесчувственных мертвецов. Сталинград – это ад! Каждый божий день мы атакуем. Но даже если утром мы продвигаемся на двадцать метров, вечером нас отбрасывают назад… Физически и духовно один русский солдат сильнее целого нашего отделения…»
И еще одна страница этой героической битвы – Мамаев курган. В период Великой Отечественной войны Мамаев курган, возвышающийся над центральной частью города, служил важнейшим звеном в системе обороны Сталинградского фронта, потому что позволял тому, кто контролировал вершину кургана, контролировать не только город, но и Заволжье, а так же переправы через Волгу. Высота 102 – так обозначали курган на военных топографических картах.  Это место известно всему миру, как арена одних из самых ожесточённых сражений Второй мировой войны. Но не менее серьёзные бои велись и в других частях городской обороны – на Лысой горе, в «овраге смерти», на «острове Людникова»…Битва за Мамаев курган длилась 135 суток из всех 200 дней Сталинградской битвы. Склоны кургана были изрыты бомбами и минами – даже в снежные дни он оставался чёрным. Снег тут моментально таял, перемешиваясь с землей от огня артиллерии.
Плотность огня здесь была колоссальной: на один квадратный метр земли приходилось от 500 до 1250 пуль и осколков.
По завершении Сталинградской битвы на Мамаевом кургане хоронили погибших со всего города. Здесь похоронено около 34,5 тысяч человек. В тот период это место стало настоящим курганом, т.е. местом захоронения. Не удивительно, что в первую послевоенную весну Мамаев курган даже не зазеленел – на выгоревшей земле не выросла трава. Усыпанный осколками от мин, бомб, снарядов, весь в воронках, курган чернел, как обугленный. В искалеченном войной виде он находился до 1959 года.
Предполагалось, что изрытый траншеями и начинённый смертоносными бомбами, Мамаев курган мог сам по себе быть памятником, но еще при Сталине было очевидно, что в Сталинграде будет построен большой мемориальный комплекс. Сам Сталин и назначил его будущего автора – Евгения Вучетича. И в 1959 году на Мамаевом кургане стартовало масштабное строительство. Колоссальный размах и сложность проектов монументов потребовали долгих сроков для его воплощения в жизнь. Закончено строительство было лишь 15 октября 1967 года, когда памятник «Героям Сталинградской битвы» на Мамаевом кургане был в торжественной обстановке открыт. Это самый большой монумент, посвящённый событиям Второй мировой войны, из всех, когда-либо построенных в мире. Совокупная площадь комплекса на Мамаевом кургане составляет 26 гектаров. Еще одно достижение заключается в том, что здесь впервые в практике сооружения монументов был использован железобетон.
И еще страница из этой летописи: в самом центре Волгограда на многоэтажке универмага установлена мемориальная доска. На ней написано, что в подвале этого здания 31 января 1943 года со всем своим штабом был пленен командующий 6-й полевой армией Германии генерал-фельдмаршал Паулюс. Вокруг имени Паулюса, победно проведшего свою армию от Парижа до Волги, всегда было много разговоров и слухов.
За сутки до пленения известие о присвоении звания фельдмаршала было получено по рации. Адъютант Паулюса Вильгельм Адам тут же записал необходимые сведения в "солдатскую книжку", имевшуюся у каждого немецкого военнослужащего независимо от звания. О доставке погон в те дни не могло быть и речи. Пленен новоиспеченный фельдмаршал был в погонах генерал-полковника. Но когда его арестовывали и назвали соответственно мундиру, он тут же заявил о своем новом звании...
Из воспоминаний очевидцев: «В подвале был довольно затхлый воздух, горели свечи. В углу стояло невесть как оказавшееся здесь пианино. После соблюдения формальностей и передачи карты минных полей стали выходить из подвала на воздух. Надо думать, к нелегкому и непривычному для Паулюса ощущению позора прибавилось жуткое чувство от увиденного вокруг. Но не руины разрушенного города должны были угнетать командующего. Прямо у входа в подвал и чуть поодаль торчали наспех сколоченные кресты: немцы в последние недели хоронили своих прямо у позиций, вывозить куда-то трупы и устраивать положенные по инструкции захоронения было некогда».
Впервые в истории войны была окружена и полностью разбита громадная 330-тысячная группировка. Да еще во главе со своим командующим. Вот как, по свидетельствам очевидцев, отреагировал на пленение Паулюса Гитлер.     «1 февраля фюрер был невменяем. Пытался отменить свой недавний приказ о производстве Паулюса в фельдмаршалы, топал ногами и кричал, что тот нагло обманул его – не пустил себе пулю в лоб, а сдался живым. Более всего Гитлер боялся, что дурной пример авторитетного командующего станет заразительным».         Уже после войны в руки советской разведки попала стенограмма совещания в немецкой ставке в тот день. Отрывок из нее приводит в мемуарах бывший начальник Сталинградского управления НКВД Александр Воронин: «Гитлер: Как он мог сдаться большевикам? Цейтцлер: Это нечто такое, что совершенно непостижимо!  Гитлер: Как это просто сделать! Пистолет – это же легкая штука. Какое малодушие – испугаться его! Ха! Лучше дать себя похоронить заживо. И именно тогда, когда он точно знал, что его смерть явилась бы предпосылкой удержания других "котлов"...».
Пленение немецкого фельдмаршала явилась итогом операции «Кольцо».
И наконец долгожданное сообщение Совинформбюро 2 февраля 1943 года: «Сегодня, 2 февраля, войска Донского фронта закончили ликвидацию немецко-фашистских войск, окружённых в районе Сталинграда. Наши войска сломили сопротивление противника, окружённого севернее Сталинграда, и вынудили его сложить оружие. Раздавлен последний очаг сопротивления противника в районе Сталинграда. 2 февраля 1943 года историческое сражение под Сталинградом закончилось полной победой наших войск».
Всё наземь, в снег: и ружья, и знамёна.
Лишь только руки – к небу. От земли.
Я видел – за колонною колонна, –
Я видел, как тогда они брели.
Брели, окоченев и обессилев,
Пространство получив в конце концов.
Пурга, как возмущённый дух России,
Плевала им неистово в лицо!
Победа! Кажется, весь смысл жизни вложен в это слово. Сталинград был закатом немецко-фашистской армии. После битвы на Волге началось массовое изгнание оккупантов из Советской страны, коренной перелом в ходе В.О.В.
Второе февраля – Победа в Сталинградской битве!
Курган, скульптура Матери-Отчизны, тишина…
И как в немом и черно-белом, старом фильме
Печален шаг потомков… Сердце… и Душа…
Здесь не чеканят шаг. Здесь все открыто…
Идут и ветераны, Деды и Отцы…
И преклоняются к фамилиям убитых
За жизнь, что после… Матери…Сыны…
Звенят медали… Алые гвоздики –
На мрамор памяти от всех живых!
На Мамаевом кургане тишина,
за Мамаевым курганом тишина.
В том кургане похоронена война.
В мирный берег тихо плещется волна.
Перед этою священной тишиной
встала женщина с поникшей головой.
Что-то шепчет про себя седая мать.
Все надеется сыночка увидать.
Заросли степной травой глухие рвы.
Кто погиб, тот не поднимет головы.
Не придет, не скажет: «Мама! Я живой!
Не печалься, дорогая, я с тобой!».

Комментариев нет:

Отправить комментарий