14 нояб. 2014 г.

О "толстом" журнале замолвите слово. Обзор литературно - художественных журналов за 2014 год

Вновь предлагаю обратиться к литературно-художественным журналам. В нынешнем году мы уже вели разговор и об "Иностранной литературе", и об "Урале", а также о "Знамени", "Новом мире", "Октябре". Сегодня предлагаю некий микс из публикаций разных "толстых" журналов.
Кстати, можно с удовлетворением констатировать, что журналы читают. К примеру, в прошлом году на полках нашей библиотеки стоял полный комплект практически всех ведущих литературных журналов. В нынешнем в наличии только отдельные номера, особенно велик интерес к журналу "Октябрь".

Каждый раз с интересом открываю вновь пришедший журнал в ожидании увидеть знакомое имя, и каждый раз  загадка: увлечёт или разочарует. Редкий журнал обходится без "изюминки", и так приятно их находить.
Давайте из тех журналов, которые на сегодняшний день задержались на полках, извлечём эти "изюминки".  Начнём с очень знакомого имени, Алексей Варламов. Знакомым это имя стало с начала 90-х, в тот период ряд литературных журналов публиковали повести и рассказы писателя. Сегодня Алексей Николаевич не только писатель, но и профессор МГУ, доктор филологических наук.
Со временем творческая направленность Варламова менялась. От художественного вымысла он перешёл к жанру нон-фикшн, который подразумевает   документальную прозу, биографический роман.  Алексей Варламов является одним из ведущих авторов серии ЖЗЛ, героями его произведений в разные годы были Алексей Толстой, Александр Грин, Михаил Пришвин, Михаил Булгаков, Андрей Платонов и даже Григорий Распутин. На мой взгляд, из этого перечня наиболее сильным в художественном отношении является книга об Алексее Николаевиче Толстом - "Красный шут"(2012г.).
Сегодня Алексей Варламов продолжает путь по созданию биографического романа. В журнале "Новый мир"(№№ 9-10) опубликованы его рассказы о В. М.Шукшине "Русский Гамлет". В названии возможный намёк на драматичную, полную исканий жизнь Василия Шукшина. В публикации есть эпизод о том, как однажды удивил Василий Макарович своих сокурсников по ВГИКу, когда прочёл им монолог Гамлета.
Автор рассказов о Шукшине лично с ним не был знаком, но зато основательно исследовал всю документальную основу, связанную с жизнью и творчеством мастера. В первую очередь это, конечно, воспоминания друзей, знакомых, литераторов, кинематографистов, актёров, тех, кто тесно общался с Шукшиным. Есть очень интересные эпизоды, связанные с поступлением во ВГИК, учёбой на курсе М. Ромма, кстати, впервые узнала, что Шукшин учился вместе с Андреем Тарковским. Интересны также эпизоды, связанные с личной жизнью Василия Макаровича.
Как уже говорилось, Алексей Варламов много работает с документальным материалом, в поле его внимания оказываются и интервью. В одном из интервью Андрея Тарковского 1981 года,  довольно много сказано о Василии Шукшине. Варламов приводит эту часть интервью в "Русском Гамлете". Процитирую несколько фраз: "Василию Макаровичу не доставало при жизни той славы, которой так щедро оделяют его сейчас. Мне кажется, что его как-то боялись, от него ожидали чего-то такого опасного, взрывчатого. А когда он умер, его стали благодарить за то, что взрыва не произошло".
Алексей Варламов в нынешнем году отметился ещё одной публикацией. В журнале "Октябрь"(№№4-6) можно прочесть его роман "Мысленный волк". Роман не относится к жанру нон-фикшн, тем не менее прототипами вымышленных героев произведения являются реальные люди и они вполне узнаваемы. Это те, кому автор посвящал свои биографические романы: Пришвин, Грин, Распутин. Михаил Пришвин явился прообразом писателя Павла Легкобытова. Поскольку Легкобытов фигура вымышленная,  автор наделяет его многими отрицательными качествами, чего не позволял себе в романе о Михаиле Пришвине. Легкобытов, будучи довольно заурядным писателем, пускает вход любые уловки лишь бы добиться признания в литературных кругах Петербурга, к тому же он эгоистичен и самолюбив.
Ещё в одном персонаже "Мысленного волка" Савелии Круде в самых общих чертах угадывается Александр Грин. Одной из самых ярких аллюзий является яхта с алыми парусами, на которой планируется организовать побег Круда, находящегося под арестом. Савелия Круда автор тоже не щадит. Он шулер, ловкач, авантюрист. Время, хронологически обозначенное в романе весьма смутное, лето 1914-го и далее, до конца 1917-го.
Есть в романе и положительные персонажи. Это прежде всего Василий Христофорович Комиссаров, механик Обуховского завода в Петербурге. Он совестливый, самоотверженный, идейный настолько, что годами отдаёт большевикам половину своей зарплаты. Правда, со временем его политическая ориентация меняется, он становится патриотом царя и Отечества, добровольцем уходит на фронт.
У Комиссарова в романе нет прототипов, зато явный у другого героя, некого старца, друга царской семьи, конечно, это никто иной как Распутин. Старец изображён в романе с явной симпатией, вслед за Комиссаровым он тоже положительный персонаж. Старец - человек глубоко и истинно верующий, добрый, готовый прийти на помощь страждущим. По правде говоря, читаешь и не веришь своим глазам, неужели это о Распутине, развратнике, дискредитирующим царя близостью к его семье,  а также попытками и весьма успешными влиять на государственную политику.
Все действующие лица романа так или иначе связаны со старцем, а по мере развития сюжета и друг с другом. Не обошлось и без дам, это жена Комиссарова Вера Константиновна, молодая, красивая, другая героиня -  дочь Комиссарова от первого брака  Уля, которая, неожиданно для себя становится верной сторонницей старца - Распутина.
Роман наполнен метафорическим смыслом, начиная от персонажей, в которых угадываются реальные люди, содержится метафора и в названии. Мысленный волк - это в изображении Варламова мрачная сила, которая вторгается в сознание человека и разрушает его. Главным объектом погони мрачного зверя становится Уля, с которой в произведении происходит много страшного.
Как видите, событий и смыслов на один роман более чем достаточно. Возможно, поэтому читать его довольно сложно, но небезынтересно. На роман "Мысленный волк" уже появилась очень содержательная рецензия известного литературного критика Аллы Латыниной "Кто управляет историей?"(Новый мир.-2014.-№9). В этой рецензии автор оценивает не только конкретное произведение, но и высказывает свое мнение по поводу биографических романов Варламова. На взгляд  Латыниной то, что рождается под пером Варламова, некая компиляция исследований творчества того или иного писателя. Литературовед на эти исследования может потратить половину жизни, а потом некто сделает из собранных по крупицам сведений роман. Возможно поэтому всё больший  читательский  интерес вызывают документальные воспоминания, письма, дневники  известных писателей или их современников, тех, кто был близко знаком с автором.
В свете сказанного уместно обратиться к публикации в №6 журнала "Знамя": "Люсаныч" и другие отброшенные главы". В подзаголовке читаем: материалы из нового двухтомника Надежды Мандельштам. Этот двухтомник выпускает екатеринбургское(!) издательство"Гонзо", в него включены почти все мемуарные и литературоведческие произведения Надежды Яковлевны Мандельштам. Как сказано в предисловии к журнальной публикации, основой собрания являются три крупных мемуарных текста Надежды Яковлевны: "Воспоминания", "Об Ахматовой" и "Вторая книга".  31 октября 2014 года исполнилось 115 лет со дня рождения Надежды Яковлевны Мандельштам, так что выпуск двухтомника юбилейный. В публикуемых  журналом фрагментах воспоминания по большей части связанные с Анной Андреевной Ахматовой. Как известно, Ахматова была очень дружна с О.Мандельштамом, высоко ценила его поэтический дар, отсюда и  дружба с Надеждой  Мандельштам.
В приведённых журналом  отрывках  интереснейшие воспоминания об отношении Ахматовой к "говору улицы", который она очень чутко улавливала и приспосабливала к своей речи, например, выражение "не отходя от кассы" и другие. Узнаем и о том, что Анна Андреевна не любила свой творческий псевдоним, заменивший ей настоящую фамилию - Горенко. Как пишет Н.Мандельштам: "Ей хотелось иметь законнейшее имя, а не кличку". Поэтому она подумывала взять фамилию тех, с кем связывала её судьба: Н.Пунина, В.Шилейко, В.Гаршина, но не случилось, и, к счастью, Анна Андреевна осталась Ахматовой. Что касается мужей Ахматовой, то Надежда Яковлевна характеризует их в главке "Не по плечу". Собственно это выражение и объясняет разрыв Анны Андреевны с ними, они все не дотягивали до её уровня.
Надежда Мандельштам в своих воспоминаниях не просто фиксирует события, она выступает как незаурядный литератор, со своим оригинальным взглядом на происходящее, интересными, не лишёнными юмора оценками. Так что познакомившись с небольшими фрагментами книги, так хочется прочесть её всю.
Разговор о документальной прозе  предлагаю продолжить публикацией в журнале "Новый мир"(№6). В рубрике " Из наследия" приводятся дневниковые записи известного литератора Лидии Корнеевны Чуковской ""Софья Петровна"" - лучшая моя книга". Повесть "Софья Петровна" была написана Лидией Чуковской в 1940-м году. В центре сюжета судьба рядовой советской служащей Софьи Петровны, машинистки одного из издательств. Софья Петровна живёт обычной жизнью, ходит на работу, воспитывает прекрасного красивого сына. Наступает 1937 год и вместе с ним заканчивается спокойная жизнь героини повести. Сына Колю, совсем ещё молодого, арестовывают и осуждают ни много, ни мало на 10 лет лагерей. Как выясняется со временем, кто-то написал донос, арестовывают ещё нескольких друзей Коли. Спустя какое-то время Софья Петровна получает от сына письмо, он просит мать что-то предпринять, писать просьбы о его освобождении. Но приятельница Софьи Петровны отговаривает её от этого шага, по её мнению, ходатайство  о помиловании может ещё более усугубить ситуацию. И Софья Петровна сжигает уже написанное письмо, в котором просьба об освобождении её сына. Вот очень краткий пересказ повести.
Лидия Корнеевна рассказала очень драматичную историю, но в 30-е годы таких историй было много. В те годы был репрессирован и погиб в лагерях муж Чуковской. То, что повесть не могла быть напечатана в год написания, не надо даже объяснять, но у автора была надежда опубликовать её в начале 60-х, после 20 съезда КПСС. Попытки публикации продолжались с 1961 по 1988 годы. Все эти "хождения по мукам" Лидия Корнеевна фиксировала в дневнике. Эти записи воспроизведены в шестом номере "Нового мира", о котором мы и ведём разговор. Лидия Чуковская в дневнике пишет о том, как велико было число литераторов, литературных критиков прочитавших повесть. Кто-то восторгался, кто-то остался равнодушен, кто-то критиковал, но пробить к печатанию не мог никто. Такое было время. В 70-е повесть издавалась во многих зарубежных странах, экземпляры присылали Лидии Корнеевне, но эти издания её разочаровывали, а часто возмущали, многие издательства меняли заглавие, появлялись неоправданные купюры и прочие несуразности. Только в 1988 году в России, в журнале "Нева" повесть увидела свет. Дневниковые записи Лидии Чуковской, опубликованные "Новым миром" позволяют понять, как важно автору быть услышанным вовремя и сколько здоровья уносит замалчивание.
Обращение к жанру воспоминаний хотелось бы завершить упоминанием отрывка из воспоминаний Зои Александровны Межировой "Невозвращенец и не эмигрант"( Знамя. -2014. - №7). Зоя Александровна дочь известного поэта Александра Межирова. Александр Межиров широко известен как автор стихотворения "Коммунисты, вперёд!" Талантливый поэт, автор целого ряда стихотворных сборников, участник Великой Отечественной войны Александр Межиров, начиная с 90-х годов, пропал из поля зрения. Прежде всего прекратилась публикация его стихов.
Из воспоминаний дочери Межирова Зои Александровны узнаём, что в 1992 году поэт  принял "горькое жёстко-бесповоротное решение" навсегда уехать в США. Подтолкнули к отъезду трагические обстоятельства. В январе 1988 года машина, за рулём которой находился Межиров, сбила человека. Этим человеком оказался актёр из театра им.Станиславского Юрий Гребенщиков. Как свидетельствовала пресса, Александр Межиров скрылся с места аварии, не оказав пострадавшему помощи. Кто-то случайно из окна увидел произошедшее и запомнил номер машины, сбившей человека. Александру Петровичу удалось избежать наказания, но в Союзе писателей не обошлось без разбирательства, за которым последовало резкое общественное осуждение.
Такую трактовку происшедшего можно найти в интернете. Зоя Межирова в журнальной публикации пишет, что её отец "подвергся неслыханным обвинениям и нападкам не знающих истинных обстоятельств происшедшего". Евгений Евтушенко написал стихотворение в защиту Межирова. В публикации нет объяснения, как всё обстояло в действительности. Говорится о травле, которой подвергся Межиров и о том, как тяжело и бесприютно ему было в эмиграции. Он так и не освоил английский и не вписался в американскую действительность. Тем не менее прожил до 86 лет , скончался в манхэттенском госпитале имени Рузвельта. После чтения воспоминаний Зои Межировой остаётся смешанное чувство. С одной стороны понимание всей драматичности ситуации, связанной с вынужденным отъездом большого поэта в чужую страну, в которой нет питательной среды для творчества. С другой, нам так и не объяснили, как всё обстояло на самом деле, поэтому "осадок остался".
Возвращаясь к художественной прозе, хотелось бы отметить в обозреваемых журналах публикацию романа Олеси Николаевой "Литературный негр"( Знамя.-2014.-№7). Олеся Николаева больше известна как поэт, но в её творческом активе достаточно много и прозаических произведений. Олеся Александровна награждена многими литературными премиями, её произведения переводятся на иностранные языки. Она ведёт и преподавательскую деятельность, сотрудничает с Литературным институтом имени Горького и с Богословским университетом.Олеся Николаевна человек очень близкий православной церкви, её муж, Владимир Вигилянский, священник. Почти во всех произведениях автора присутствует религиозная направленность.
Название рассматриваемого нами романа "Литературный негр" как будто не предполагает присутствия религиозных мотивов, но они есть и об этом чуть позже.
Литературный негр достаточно эфемерное явление, которое в каждом конкретном случае трудно доказуемо. В переводе с французского negre litteraire - пишущий за другого. Когда видишь художественное произведение с заглавием "Литературный негр", невозможно пройти мимо. Начинаешь читать в предвкушении, что вот сейчас автор и раскроет всю кухню литературного рабства. Но никакой сенсации в романе не случилось. На мой взгляд, это один из вариантов женского романа, добротно и живо написанного. Коротко изложу содержание. К известной писательнице, в которой угадывается автор романа, приходит некая Раиса с огромной красной папкой. В папке рукопись с описанием жизни Раисы, казачки, а ныне бизнес-вумен. В жизни Раисы было всё: предательство мужа, увлечение экстрасенсорикой, занятие бизнесом, путешествия по миру, гибель мужа, приход Раисы к Богу - учёба в Богословском институте. Все эти жизненные драмы и удачи должны были стать основой для сценария. Раиса искренне считает, что её судьба повторение судьбы Скарлетт О, Хара  из романа М.Митчелл "Унесённые ветром". У Раисы навязчивая идея написать сценарий своей жизни, назвать его "Летящие вместе" и отправить в Голливуд. Она уже и режиссёра выбрала, снимать фильм должен Мэл Гибсон.
Раиса предлагает писательнице за большой гонорар отредактировать рукопись, вот и возникает тема литературного рабства. Писательница категорически отказывается, но бизнес -вумен продолжает упрашивать, уверяет, что дело не будет таким сложным, т.к. над рукописью уже поработали. Правкой рукописи занималась подруга предпринимательницы Ольга, с её историей читателю тоже предстоит познакомиться. Ольга полная противоположность Раисы, петербурженка, искусствовед, очень образованная,  верующая в Бога. В личной жизни у Ольги всё довольно неустроенно, мужчины, которые появляются в её судьбе, мало в чём помогают. Наоборот, заботиться приходится о них, одного героиня буквально возвращает к жизни путем обращения к Богу. Тема веры, религиозные мотивы постоянно возникают в романе, иногда утяжеляя текст.
Две женщины, две противоположности, судьбы которых так странно пересеклись. В конце романа выясняется, что Ольга умирает, так как давно и тяжело болела. А сценарий "Летящие вместе" так и не был написан.
В заключении немного о театре. В наших обзорах мы не раз говорили о драматургии и драматургах, но о тех, кто воплощает созданное драматургами в жизнь, пока разговора не было, не было повода, а сейчас он появился.  Журнал "Знамя"(№№5-6) предлагает читателю публикацию книги "Что это было?". Книга представляет собой цикл бесед с талантливыми известными театральными режиссёрами Камой Гинкасом и Генриеттой Яновской. Беседы с режиссёрами вела их друг Наталья Казьмина, искусствовед и театральный критик. В 2011 году в своём майском номере журнал начал публикацию, а в нынешнем завершил. В ноябре 2011 Наталья Казьмина скоропостижно скончалась. Для Гинкаса и Яновской это было большим ударом, но книгу они всё же решили завершить.
Теперь о самой публикации и о режиссёрах. Кама Гинкас и Генриетта Яновская главные режиссёры Московского театра юного зрителя(МТЮЗ). Они оба учились  в Ленинградском институте театра и кино, на курсе Г.Товстоногова. Гинкас и Яновская муж и жена, так что у них союз театральный и семейный.
Их книга, которую публикует с сокращениями журнал, даёт представление о их взглядах на современный театр, на современную режиссуру. Причём, это не общие разговоры, а на примере спектаклей, над которыми режиссёры работали. У Яновской первой постановкой в Москве было "Собачье сердце" М.Булгакова, дебют оказался удачным, не смотря на всё препоны. Пересказать книгу режиссёров невозможно, это действительно разговор людей, живущих своей профессией, погружённых в неё. В этих беседах воспоминания о конкретных постановках, о работе с известными актёрами. Очень интересен рассказ Яновской о её съемках в фильме А.Германа "Хрусталёв, машину!" Есть и личные воспоминания.
Два творческих человека как будто вовлекают читателя в мир театра, в процесс создания спектакля. Они находят в литературном произведении такие смыслы, такое двойное, тройное "дно", которое может разглядеть только очень талантливый режиссёр. Читаются беседы Гинкаса и Яновской не менее увлекательно, чем художественное произведение. 
Литературно-художественные журналы, не вступая в конкуренцию с книжными издательствами, идут своим путём. Просвещают, обогащают новыми знаниями, дают представление о литературном процессе. К счастью, многие читатели это понимают. Так что о "толстом", а вовсе не о бедном, журнале, замолвить слово будет повод ещё не раз. Я так думаю.

Е. Е. Войтинская

Комментариев нет:

Отправить комментарий