15 окт. 2014 г.

Жизнь как Сеть или Сеть как Жизнь. Роман Виктора Пелевина "Любовь к трём Цукербринам" (попытка анализа)

Роман Виктора Пелевина "Любовь к трём Цукербринам" (М.: Эксмо, 2014) – книга, о которой много говорят, насколько вообще в наше время, полное событий далёких от литературы, говорят о литературе. Книги Пелевина никогда не остаются незамеченными. Его первые романы "Омон Ра" (1992г.) и "Жизнь насекомых" (1993г.), опубликованные в журнале "Знамя", ознаменовали приход новой литературы. Эта новизна была особенно заметна в связи с тем, что в периодике 90-х шёл вал публикаций некогда запрещённой великолепной прозы. В том же "Знамени" мы читали в то время М.Булгакова, А.Платонова, "Реквием" А.Ахматовой и вдруг Пелевин. Привыкать к этой новой литературе, которую окрестили постмодернистской, было не просто. Кстати, далеко не у всех получилось привыкнуть и понять.

Роман "Любовь к трём Цукербринам" скорее всего надо разгадывать, искать двойные, тройные смыслы. Прежде всего о названии, оно, на первый взгляд, угадывается на раз, да и автор на одной из страниц его расшифровывает. Цукербрины – это титаны интернета десятых годов двадцать первого века – Марк Цукерберг и Сергей Брин. В числе отцов основателей названы также Евгений Касперский и  Антон Носик.  Но название гласит: любовь к трём, а не к двум. Тут невозможно не вспомнить драму Гоцци "Любовь к трём апельсинам",  у Гоцци всё происходящее – сказка.  Всё, что происходит в романе Пелевина тоже не реальная жизнь, это жизнь в Сети. Сеть, монитор компьютера настоящие главные герои книги.
Для ещё одного героя, некого Кеши, сеть, гаджеты – это заработок, сфера интересов, личная жизнь. Виртуальная личная жизнь героя как-то особенно удручает или изумляет. В реальной жизни у Кеши есть какая-то девушка, о которой упоминается вскольз. Главные его привязанности, предметы для вожделения виртуальные. Это Мерилин и главная пассия японская школьница в матросской форме, которую он почему-то называет сестричкой. Всё, что происходит у Кеши с этими дамами в Сети, описано весьма подробно.
Кеша сотрудник одной из электронных СМИ "Contra.ru", занимающейся переработкой информации мировых агентств. В связи со спецификой  издания упоминаются все последние политические события: ситуация на Украине, Сирия, Ирак, тут же Путин с Обамой. Ни на чём этом автор не задерживается, никаких оценок не даёт. Какие могут быть оценки, если сисадмин (системный администратор) Кеша мог, как тролль, вбросить любую интерпретацию события. А уже вокруг завязывалась дискуссия, в ходе которой выдвигались самые чудовищные гипотезы, далёкие от реальности. Пелевин пишет о Кеше: "Никто не опознал бы в сдержанном, корректном, ироничном и прогрессивном авторе-яппи, зловещее чудище, которое час назад завывало в комментах".
В начале повествования автор объясняет, что текст состоит из трёх повестей. Где заканчивается одна и начинается другая понять сложно, границы весьма размыты. Главные персонажи обозначены с первых страниц: Киклоп, Птицы и Кеша. Насколько мне удалось понять, Киклоп тот, от лица кого ведётся повествование. Птицы – это нечто вроде мирового зла, а Кеша человек, заменивший реальную жизнь виртуальной, одна из жертв Птиц.
Образы Птиц одни из самых сильных и впечатляющих в романе: "огромные человекоподобные фигуры в масках с птичьими клювами". Зловещие Птицы  борются с Вепрем, для этого они выбирают разных людей в качестве орудия поражения, если человек не справляется с задачей, его уничтожают.  Конечно, Птицы, Древний Вепрь всё это на экране компьютера, но в романе жизнь реальная и экранная плохо разделимы. Если в образе Птиц что-то от древнегреческой трагедии, то Вепрь, задуманный как некое высшее существо, в результате превращается в карикатурную зелёную свинью из игры "Angru Birds". Не удивительно, что силы зла побеждают.
О своём отношении к зомбированию человека экраном монитора Пелевин пишет в главе "Великий Hamster": "...я увидел тысячи, миллионы, сотни миллионов мониторов – и ту же самую чёрную засасывающую тьму, питающуюся скудными городскими радостями закатанных в бетон людей. Я пытался понять, что такое эта тьма, и увидел  подобие огромного чёрного полипа, какое-то прилепившееся к миру зияние. Говоря научно, это был огромный мировой паразит, опирающийся на кремниевую информационную инфраструктуру. И я заметил, что он затягивает своих регулярных партнёров в очень неприятные и однотипные формы будущего". По мнению Пелевина этот полип, рождённый цукербринами, основательно изменил сознание людей,  привёл к сдвигу в нашей культурной парадигме.
 Чёрный полип является  главным оружием зловещих птиц, которым посвящена отдельная глава романа.  Полип затягивает в свою воронку Кешу и огромное число его товарищей по несчастью. В связи с этим Пелевин пускается в философские размышления на тему судеб мира, и судьбы отдельного человека. И вот перед нами этот конкретный человек Кеша и описание его бесконечных блужданий в Сети. Погоня за японочкой в матроске, вымученные псевдо философские беседы с интернет-персонажами Анонимусом, Ксю-Бабой, Библитекарем, почему-то именующимся Борхесом. Все эти скитания в Сети переполнены компьютерной терминологией, есть даже авторские неологизмы, например, "фейстоп".
Изображён в романе и виртуальный террорист по имени Бату Караев. Это и понятно, наряду с "чёрным полипом", о котором так пространно говорит Пелевин, терроризм является одной из важнейших угроз миру. Подробно рассказывается о методах подготовки Караевым терактов, они, естественно тоже сетевые.  Террорист в романе погибает, воскресает и тоже непрочь пофилософствовать. Его философия типична для тех, кто террор организует: убивая, разрушая, они, якобы, борются с ещё большим злом. В аргументации Караева большее зло – это и есть цукербрины. Как видите, цукербрины это уже не просто синтез фамилий, а собирательный образ. Так вот, аргументация Караева состоит в следующем, цитирую по тексту: "Мы с рождения подключены к информационному потоку, который промывает наши мозги с таким напором, что там не способна появиться ни одна случайная мысль. Мы есть то, что прокачивают сквозь нас цукербрины". И далее: "Цукербрины – это как бы тройной вирус. Они пришли непонятно откуда и превратили нас в зомби". Зомбирование, по версии Караева, происходит в основном через порнографию. Уничтожить вредный вирус, по мнению террориста, можно только вместе с тем, кто им заражён. "Каждый раз, когда мне удаётся отправить на тот свет хотя бы одного порнозомби, вместе с ним отправляется в небытие и тройка цукербринов".
Всё, что вкладывает автор в речи террориста, очень похоже на теорию заговора. Очень интересно, насколько сам Пелевин разделяет эту теорию, теорию мирового зла. Продираться через философские умозаключения автора сложно и не очень понятно, стоит ли вообще это делать.
По  схеме, предложенной Караевым, Кеша должен погибнуть, что и происходит. Вместе с тем, Пелевин оставляет надежду на возрождение героя. Вот только шанс на возрождение имеет тот, кто при жизни работает над собой. Мы ведь это уже где-то читали или слышали. Автор не претендует на оригинальность, да, это известные заповеди: "не убей", "не укради". Пелевин пишет: "Человек! Не нравится то, что вокруг? Желаешь жить среди нормальных людей? Стань таким, каким хочешь видеть других". Возможно, я не так много читала Виктора Олеговича, но, кажется, для его творчества это нечто новое. Более того, автор предлагает читателю положительного героя, это девушка Надя. Надя работала там же, где и Кеша в "Contra.ru", она не журналист, сфера её деятельности: уборка офиса, буфет, разного рода закупки. Надя создала  в редакции некое подобие оранжереи, наводнила его многочисленными растениями. Находясь рядом с ней люди испытывали умиротворение. Надя не следила за новостями, политических взглядов у неё не было. В кино она ходила только на сказки, слушала старинную французскую музыку.  Поскольку писатель уже упоминал о возможности возрождения человека в будущем, то Надю он видит "великим космическим существом, ангелом".
Но и Наде, по замыслу писателя, суждено погибнуть вместе с коллегами по редакции. "Contra ru" была взорвана, взрыв подготовил и привёл в исполнение, понятное дело, Караев. Но грустить рано, в конце книги обнаруживается, что взрыва не было, сотрудники живы. Да и какая разница, роман не о конкретных героях, а о каком-то абстрактном человеке, жизнь которого зависит от того, на "какой поезд судьбы он сядет". Ещё автор обещает нам возрождение после смерти, каким оно будет, зависит от нашей земной жизни. Один из главных постулатов Пелевина: " не кормить себя цукербринами".
Вполне возможно, что в тексте заложены совсем иные мысли, чем мне удалось прочитать.  У Пелевина есть свой читатель, который разберётся, это человек достаточно образованный, не бедный (книги Виктора Олеговича дороги). Этот читатель не пропускает ни одного нового произведения автора, возможно знаком, как автор с восточными практиками, знает английский, у Пелевина очень много английских слов, без перевода.
На первый взгляд "Любовь к трём Цукербринам" какой-то театр абсурда, но мысленно к нему возвращаешься, в чём-то соглашаешься с писателем, что-то категорически отвергаешь. Вероятно, я не поняла и половины того, что несёт в себе книга. Буду рада, если кто-то объяснит.

Писатель в романе утверждает, что со сменой культурной парадигмы новый Достоевский невозможен, даже с "Бесами-2". Если это так, очень жаль, значит будем читать Пелевина!?
                                 Е. Е. Войтинская 

Комментариев нет:

Отправить комментарий